Что такое эзоповский язык фразеологизм

Что такое «эзопов язык»?

Словосочетание «эзопов язык» нередко употребляется на уроках литературы в школе и почти не встречается в жизни.

Возможно, именно поэтому не все помнят, что оно означает. Чем так прославил себя язык Эзопа и почему вошёл в поговорку? Давайте разбираться!

Определение

Эзоповым языком называют иносказание. Так определяют мысль, которую по каким-то причинам нельзя выразить прямо. Чаще всего, запрет связан с соображениями цензуры.

В бытовом обиходе к эзопову языку порой прибегают взрослые, когда им нужно произнести ту или иную информацию в присутствии детей.

Ещё с помощью намёков могут общаться две подружки, которых вынужден слушать прибившийся к их компании муж или молодой человек одной из них. Они воркуют «о своём, о женском», но не всякое слово удобно произнести при мужчине. Вот и приходится шифроваться.

Получается, что эзопов язык – это тайный разговор двух сторон, минующий третью, непосвящённую, сторону.

Иначе иносказательные выражения в языке называют эвфемизмами. Они часто используются по соображениям этики и эстетики. Пример смешного, нелепого эвфемизма приводит Н. В. Гоголь в поэме «Мёртвые души», когда одна из дам говорит о плохо пахнущем платке, что он «дурно ведёт себя». Эвфемизмы окружают нас повсюду, без них жить было бы не так приятно. Например, если бы ученики не пользовались на уроке эвфемизмом «можно выйти», а уточняли бы, куда именно они выходят, класс долго смаковал бы подробности происходящего.

Эвфемизмы окружают нас повсюду, без них жить было бы не так приятно. Например, если бы ученики не пользовались на уроке эвфемизмом «можно выйти», а уточняли бы, куда именно они выходят, класс долго смаковал бы подробности происходящего.

Происхождение

Что касается родословной эзопова языка, то он обязан своим появлением древнегреческому баснописцу Эзопу. Эзоп был рабом и не имел права оскорблять господ прямым указанием на их недостатки.

Он был вынужден переносить людские пороки на животных. Осёл «брал на себя» упрямство и глупость, лев – тщеславие, лисица – хитрость и расчётливость, свинья – грубость. Читатель же понимал, что речь идёт не о животных.

Эзоповым языком стали пользоваться и литераторы нового времени: к примеру, русский сатирик М. Е. Салтыков-Щедрин, населивший свои сказки столь карикатурными образами, что они до сих пор пугают не только детей, но и взрослых.

Суровая цензура царской, а потом и советской России вынуждала прятаться не только баснописцев и сатириков. Многие писатели уходили от наглухо забаррикадированных «взрослых» тем в детскую литературу.

Можете ли вы представить, что сказка К. Чуковского «Тараканище» воспринималась, как личный выпад «дедушки Корнея» против Сталина? Вот как «тонко» научились цензоры читать эзопов язык!

Изначально же предполагалось, что иносказание понятно только автору и читателю, а цензор, даже если он догадлив, не имеет уличить писателя в оскорблении вышестоящих лиц.

Автор ведь ругает воеводу Медведя, а не присяжного заседателя или батюшку-царя! Выходит, что баснописец Эзоп подарил человечеству неплохой способ «истину царям с улыбкой говорить».

Синонимы

В сознании русских людей иносказательность – не есть добро. Это, прямо скажем, необходимость. В обыденной речи туманные намёки всегда воспринимались народом как пустая болтовня и отход от сути дела. Поэтому в нашем языке у выражения «эзопов язык» имеются слегка осуждающие синонимы:

У иностранцев фразеологизм ассоциируется с другими идиомами:

Умение пользоваться иносказаниями – это, конечно, хорошо. Правда, не всегда можно быть уверенным, что их точный смысл дойдёт до адресата. Так что, если вы хотите, чтобы вас поняли и услышали, говорите не эзоповым, а своим собственным языком.

Источник

Эзопов язык

Эзо́пов язык (по имени полулегендарного греческого баснописца Эзопа) — фразеологический оборот, который обзначает иносказание или тайнопись, образно опосредованный язык, изобилующий недомолвками и намеренно шифрующий основную мысль автора, который высказывает свои идеи не напрямую, а посредством намёков, аллегорий или образов. Подобно обходному манёвру, эзопов язык прибегает к целой системе «обманных средств», таких как аллегория, развёрнутая метафора, ирония, перифраз, аллюзия, маскируя главную мишень сатиры под животных, бытовые предметы и прочие басенные «персонажи». Как следствие, главная мысль скрывается под системой полупрозрачных контекстуальных псевдонимов. Уродливый раб Эзоп не мог в своих баснях прямо указывать на пороки господ, а потому заменял их образы животными с соответствующими характеристиками. В результате возник сам жанр басни или аполога.

Содержание

— Правда, что общество наше — лицемерно и посмеивается над основами «потихоньку», но разве лицемерие когда-либо и где бы то ни было представляло силу, достаточную для существования общества? Разве лицемерие — не гной, не язва, не гангрена? Вот этого-то «права лицемерить» литература и не признает за обществом. Она говорит ему: или держись крепко унаследованных принципов, или кайся! По-моему, такие обличения имеют скорее характер охранительный, нежели разрушительный, и ежели я и сам по временам сетую на современную русскую литературу, то отнюдь не за смелость и настойчивость ее обличений, а, напротив, за то, что она робка, неустойчива и совсем-совсем невлиятельна. Помилуй! один езоповский язык чего стоит! Подумай, ка́к это трудно, изнурительно, почти погано! [2]

Атмосфера, царившая в то время в России среди интеллигентных слоев, была ему противна. Главной чертой его характера была глубокая искренность и прямодушие. Он не выносил обмана в какой бы то ни было форме. Отсутствие свободы слова в России, готовность подчиниться деспотизму, «эзоповский язык», к которому прибегали русские писатели, ― все это до крайности было противно его открытой натуре. Побывав в литературном кружке «Отечественных записок», он только мог укрепиться в своем презрении к литературным представителям и вожакам интеллигенции.

Традиционное сопротивление, противостояние чешского человека бюрократическим учреждениям проявляется в форме иронии и мистификации, дискредитирующих существующие институты и освященные символы, но таким образом, чтобы не быть уличенным. В качестве защитной реакции народ создает особый вид эзопова языка, который содержит на первый взгляд непроницаемые, ничего не говорящие, отрывочные сообщения. Внешне это выглядит наивной благонамеренностью, но внутри и по сути дела таит ироническую ухмылку.
Гашек, пражский Тиль Уленшпигель, обнаруживает редкостное знание этой области чешской действительности и открывает в ней поэтику, которая позволяет соединить резко карикатурные наблюдения с непосредственным весельем. В обстановке кафешантанов, кабаре, певческих кружков, среди богемных собутыльников он развивает особый вид рассказа, трактирную импровизацию и байку. Он извлекает из пучины забвения выразительные средства языка и оттачивает метафорические свойства куплета, слэнга, народного анекдота.

Хотя у нас в Киеве не было наших кандидатов в члены Госдумы, но агитационно-пропагандистскую кампанию против черносотенного и буржуазного кандидата мы вели напряженно и энергично, и в этом отношении нам серьезно помогали эти клубы. В самой легальной работе этих клубов, в особенности лекционной, мы пропагандировали свои идеи, используя вовсю так называемый «эзоповский язык», то есть замаскированный, иносказательный способ изложения своих мыслей (чем, по преданию, пользовался древнегреческий баснописец Эзоп). Такие лекции иногда переходили к вопросникам, от вопросников к спорам, в том числе, например, по такому вопросу, как национальный вопрос, который, как я уже выше отмечал, в Киеве носил особенно острый характер ввиду многонациональности его населения. [3]

Так или иначе, «Оглянись во гневе» ― пьеса, бунтовавшая против устоев, пусть даже против их устоев, не увидела и не могла увидеть света современниковской рампы в конце 50-х годов. Тут все совпало: и неподготовленность самого театра к подобной драматургии, и запрет столь резкого, хотя довольно-таки неопределенного, если не бессмысленного протеста, на который был способен Джимми Портер. Тем более что играть-то героев Осборна предстояло бы молодым советским ребятам, так что… в общем, понять начальство нетрудно. Эзопов язык был внятен залу, истосковавшемуся по хотя бы самой что ни на есть гомеопатической дозе правды, но тем более он был ясен тем, кто был призван охранять порядок в зале. [5]

Теологическая лексика Соловьева затемняет смысл его идей, хотя он сам старается расшифровать свой «эзопов язык». Ранее он объяснял смысл понятия «Вселенская церковь» как торжество общечеловеческого над националистическим. Таким образом, его Троица расшифровывается как идеологическое подчинение правительственной власти (власть государства = власти Сына) интересам общей Европы (Вселенская церковь = священству Отца) путем введения свободы мысли и слова (общественная свобода = действию Духа) в России. Европейское же единство необходимо во имя решения международных и социальных конфликтов ненасильственым путем ― идея, к которой только сейчас, спустя целое столетие, начинают приближаться некоторые, наиболее развитые в политическом плане, мировые державы. Соловьев предлагал совсем не абстрактные богословские рассуждения, а чрезвычайно смелый общественно значимый проект реформ в стране. Неудивительно, что в период контрреформ не было никакой надежды на публикацию сочинений философа. В данном случае даже эзопов язык, столь характерный для русской публицистики, не мог обмануть цензуру, как единственный раз в истории удалось это сделать Чаадаеву. [6]

— Екатерина Цимбаева. «Русский католицизм» как общественно-философское течение XIX века, 1996

Где такие картины, как «Коммунист» или «Белое солнце пустыни»? В тоталитарном государстве хотя бы эзопов язык совершенствовался, а сейчас что совершенствуется? Мы абсолютно теряем национальные корни, люди делают слепо подражательные картины. Нам никогда не угнаться за тем же Голливудом в определенных вещах. [7]

Критику стало тесно внутри своего одного-единственного имени ― пошла игра в псевдонимы, вплоть до смены пола, не говоря уже о характере и выражении лица. Критика «НГ» отставила роль «помощника», акушера при литературных родах. Оценка таилась внутри интонации, читалась между строк; на смену эзопову языку пришла не прямая речь, а новый эзопов язык, включающий метафоричность стилевой игры, внутрицеховые аллюзии, дешифруемые только «посвященными» намёки, полемические ходы и ассоциации. [8]

Многие, уходя из гостей, где бывал граф Хвостов, находили в карманах сочинения графа, сунутые им или его лакеем. Он щедро оплачивал хвалебные о себе статьи. Он забрасывал все журналы и альманахи своими стихами, и у литераторов выработался особый язык с ним, не эзоповский, а прямо хвостовский ― вежливый до издевательства. Карамзин, которому Хвостов каждый месяц присылал стихи для журнала, не помещал их, но вежливо ему отвечал: «Ваше сиятельство, милостивый государь! Ваше письмо с приложением получил» и т. д. «Приложением» называл он стихи графа. [9]

Вскоре Саша дал мне прочесть одну из своих ранних пьес ― «Улица мальчиков». Я был праведным реалистом и совершенно не понимал даже малой условности в искусстве, но запретный плод сладок, и я сразу влюбился в Сашину пьесу. Я никак не мог взять в толк, что за радость жить на улице, населенной одними мальчиками. С девчонками вроде бы интересней. Эзоповский язык пьесы от меня ускользал. А ведь символика ее была так проста: жить на улице мальчиков ― это значило бежать из дурного мира взрослых с их ложью, соглашательством, лицемерием и ханжеством. Все это прекрасно поняли люди, управляющие театром, и отвергли пьесу. [10]

Шеф-повар на кухне: «Прометеев, огня! Танталов, муки! Колумбова, яйцо! Бертолетова, соль! Адамова, яблоко! Эзопов, язык! Прокрустов, руби! Дамоклов, шинкуй! Сизифов, неси!»

Если бы эзопов язык все понимали, он бы давно стал мёртвым.

Володька бы сказал ― вне игры. Смотрит еще футбол? Я говорю ― смотрит. И читает про «Битлз». Профессор говорит ― он такой. С ним надо ухо держать востро. Потом как засмеется. Вот видишь ― говорит ― и я от тебя заразился. Припал к источнику народной иносказательности. Эзопов язык для бедных. Шуточки-прибауточки. Я говорю ― может, хватит водку-то пить? Он отвечает ― а кто здесь пьет? [11]

Много вас, в провинциальной тине
Утопивших грустно имена,
Всё еще питается доныне
Распыленным прахом Щедрина.
Много вас, с повадкой хитрой, волчьей,
Под цензурным крепким колпаком
Подбирает капли едкой желчи,
Оброненной умным стариком.
Ваш читатель ласковей и проще,
Чем у нас, ― он любит простоту,
Но устал: от гласных и от тёщи
И от нравов граждан Тимбукту…
Знаю я, когда сосед ― Европа,
Тяжело перо переломить,
Между строчек, с запахом Эзопа,
Щедриным исправника громить… [13]

Источник

Эзопов язык: что значит, примеры из литературы

Эзопов язык представляет собой особый стиль повествования, где используется совокупность иносказательных приемов – аллегорий, аллюзии, перифраз, иронии и т.д. для выражения конкретной мысли.

Зачастую используется для того, чтобы замаскировать, скрыть, завуалировать истинные мыcли автора или имена персонажей.

Баснописец Эзоп

Сам термин «Эзопов язык» был введен в употребление Салтыковым-Щедриным.

О жизни самого Эзопа известно немного. Жил в VI веке до нашей эры в Древней Греции мудрец Эзоп. Историк Герадот утверждал, что родился Эзоп на острове Самос, однако спустя век Гераклид Понтийский заявил, что Эзоп был родом из Фракии. Его жизнью интересовался также и древнегреческий писатель Аристофан.

В конце концов, на основании некоторых фактов и упоминаний сложилась некая легенда о мудреце Эзопе. Он был хромой, юродивый, весьма пытлив, умен, сообразителен, хитер и изворотлив. Будучи рабом одного дельца с острова Самос, Эзоп не мог говорить открыто, свободно о том, что думал, видел.

Он сочиняет притчи (как потом их назовут баснями), где персонажами были животные и предметы, однако их характер и манеры преподносились так, что легко улавливалась людская натура. Иносказательные басни Эзопа высмеивали людские пороки: тупость, скупость, жадность, зависть, гордыню, тщеславие и невежество. За свою службу баснописец был отпущен и обрел свободу.

Эзопов язык — значение фразеологизма

Фразеологизм “эзопов язык” сегодня достаточно широко употребляется. Эзоповым языков назовут речь, полную намеков, умолчаний и аллегорий; или же намеренно завуалированный смысл сказанного.

Эзопов язык в литературе

Эзопов язык распространён в таких литературных жанрах, как басня, сказка, легенда, в жанрах публицистики, политической сатиры.

Примеры эзопова языка можно найти в произведениях Крылова, Салтыкова-Щедрина, Гаршина, Пушкина, Лермонтова, Чернышевского, Добролюбова, Некрасова, Курочкина.

Эзопов язык стал неотъемлемым элементом в произведениях времен жесткой цензуры, когда писатели не могли открыто выражать свои мысли и давать оценку происходящим событиям, которая зачастую противоречила официальной идеологии.

Ярким примером использования эзопово языка можно назвать повесть-притчу написанную Дж. Оруэллом в сатирической манере «Скотный двор». В ней изображены исторические события революционной России 1917 года. Главные персонажи – животные, которые живут на английской ферме мистера Джонса. Каждое животное олицетворяет социальный слой. Условия, в которых они живут, кажутся им несправедливыми, поэтому звери решаются совершить революцию и создать равное бесклассовое справедливое существование. Однако равенства так и не получилось добиться.

Примеры у Салтыкова-Щедрина

Среди русских писателей наиболее ярко использовал язык Эзопа Салтыков-Щедрин. Обратимся к его иносказательному произведению “История одного города”. Писатель знакомит читателя с городом Глуповым и его жителями – глуповцами. Описывает их ленивыми, бездеятельными, не способными самими принимать решения, желающими поскорее найти кого-то, кто будет решать за них, примет ответственность за их судьбу.

В самом начале глуповцы отправляются на поиски князя, причем предпочтение отдают иноземным правителям, признают собственную несостоятельность: “Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет…”.

Читая произведение, понимаешь, что автор описывает не конкретный город, а целую Россию и его народ. Можно найти и более явные соответствия: Негодяев — Павел I, Беневоленский — Сперанский, Угрюм-Бурчеев — Аракчеев, Грустилов — Александра I. И концовка произведения символична: как безуспешны усилия Угрюм-Бурчеева остановить течения реки, также тщетно пытаться препятствовать решениям тиранов, стоящим у власти.

Эзопов язык у Салтыкова-Щедрина присутствует и в его сказке «Пескарь» о трусливой рыбке, которая символизирует трусость, эгоистичность людей, которые остаются равнодушными ко всему кроме себя.

В «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» автор повествует о покорности народа через изображения иносказательного образа мужика, который принялся по приказу вить веревку, чтобы привязать себя; или о глупости, недальновидности чиновников, которые далеки от насущных житейских проблем, которые полагают, что на деревьях растут французские булки.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Как переводится?
Adblock
detector