Хронологические границы современного русского литературного языка

Хронологические границы СРЛЯ

Понятие нормы современного литературного языка.

Нормы языка и нормы речи

Литературный язык, признаки ЛЯ

Литературный язык – это исторически сложившая высшая (образцовая, обработанная) форма национального языка, обладающая богатым лексическим фондом, упорядоченной грамматической структурой и развитой системой стилей (определение Кирилла Сергеевича Горбачевича). Литературному языку присущи особые свойства. Среди его основных признаков выделяют следующие:

§ стремление к устойчивости,

Норма – это основной признак ЛЯ. Он состоит в наличии в литературном языке определенных норм (правил) ударения, произношения, словоупотребления и грамматики, причем норм более строгих, чем в других разновидностях национального языка, соблюдение которых имеет общеобязательный характер независимо от социальной, профессиональной и территориальной принадлежности носителей данного языка. Все, что не соответствует норме, является отступлением от общепринятых правил, принадлежит к ненормированной речи.

Круг явлений, охватываемый понятием ненормированная речь, весьма обширен и генетически неоднороден:

1) элементы диалектного характера (пло́тит вм. пла́тит; бро́юсь вм. бре́юсь; площадя́ вм. пло́щади);

2) архаичные формы (засу́ха вм. за́суха; библио́тека вм. библиоте́ка, в ле́се вм. в лесу́, сторониться от кого/чего, вм. сторониться кого/чего);

3) особенности социально-профессиональных диалектов (клапана́ вм. кла́паны);

Таким образом, современный русский литературный язык противостоит широкому кругу языковых фактов, которые можно бы было назвать «ненормированная речь».

Нужно иметь в виду, что термин «просторечие» в лингвистике используется в двух значениях:

1) литературное просторечие – это слова и формы, имеющие оттенок сниженности на фоне других слов и форм литературного языка (например, жрать, окочуриться, облапошить, дубасить, лоботряс и др.;

2) факты речи малограмотных, необразованных людей, искажающих норму ЛЯ (тролебус вм. троллейбус, транвай вм. трамвай, инженера вм. инженеры, делов вм. дел и т.п.).

Хронологические границы СРЛЯ

Языковеды и преподаватели средней школы обычно опираются на понимание современности от эпохи А.С. Пушкина до наших дней. Однако существенные изменения в составе лексики и в нормах словоупотребления вызывают необходимость пересмотра такой хронологизации. Устарели ударения и формы многих слов: музы́ка, кладби́ще, эпигра́ф, дальный, вихорь. Так что во многом такое понимание СРЛЯ – это дань традиции, призванной оберегать культурно-историческое наследие нации.

При составлении сугубо нормативного словаря-справочника «Трудности словоупотребления» (1973) нижней границей СРЛЯ был признан период конца 30-х – начала 40-х гг. XX в. Именно на это время падает окончание культурной революции, в этот период сложилась новая по социальному статусу интеллигенция. После I съезда советских писателей усиливается борьба за чистоту русского языка, начинается упорядочивание речевой практики, стабилизация языковых норм. С художественной точки зрения творения А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова эталонны, однако нормативная оценка речевых фактов может производиться только с точки зрения языкового сознания современного человека. Поэтому и словарь-справочник «Трудностей словоупотребления» (1973), и «Словарь трудностей» (1976) квалифицируют, например, форму сапогов (вм. сапог) как ненормативную, несмотря на то, что ее употребляли Пушкин, Гоголь, Достоевский, Некрасов, А.К. Толстой, Чехов и др. писатели XIX в. Форма в дому широко представлена в произведениях классической литературы и встречается даже в стихотворениях Ахматовой, Цветаевой, Твардовского, однако в современном языке не может считаться нормативной.

Динамичность нормы

В прошлом в лингвистической науке норма ЛЯ часто рассматривалась как некое статическое явление. Обычно это объяснялось тем, что ЛЯ связывает поколения, поэтому его нормы, которые обеспечивают преемственность культурно-языковых традиций, должны быть максимально устойчивыми, стабильными. Примечательно, что основанная в 1635 году по инициативе кардинала А. Ришелье Французская академия, приступая к созданию первого в истории мировой науки нормативного словаря, ставила перед собой несбыточную задачу упорядочить язык раз и навсегда. На заседании словарной комиссии один их академиков Ройе Коллар решительно заявил, что если неизящное и недостойное, по его мнению, слово baser (основывать) войдет в словарь, то он выйдет из Академии. И что же? Слово вошло, а академик остался.

Представление о незыблемости норм было свойственно многим ученым. Это объясняется, тем, что, во-первых, язык меняется очень медленно и для существенных сдвигов в языковой системе недостаточно жизни одного поколения, это создает иллюзию неизменяемости языка. Во-вторых, тем, все новое сначала затрудняет пользование языком, нарушает автоматизм пользования языком и поэтому вызывает оборонительную реакцию.

Современное языкознание стоит на представлениях о динамичности нормы ЛЯ. Литературная норма отражает поступательное развитие языка, она опирается на требование «гибкой стабильности», совмещает в себе и учет продуктивных, не зависящих от воли отдельных людей тенденций развития языка, и бережное отношение к капиталу литературно-традиционных речевых навыков.

Нормы языка и нормы речи

Норма (от англ. norm) в «Словаре лингвистических терминов» Ольги Сергеевны Ахмановой определяется как:

1) Язык, противопоставляемый речи как система (инвариант), определяющая все многообразие речевых реализаций.

*Инвариант – элемент абстрактной системы языка в отвлечении от ее конкретных реализаций.

2) Принятое речевое употребление языковых средств, совокупность правил (регламентаций), упорядочивающих употребление языковых средств в речи индивида.

Первое определение это определение языковой нормы. Норма в языке – это то, что соответствует законам языка (склонение имен, согласование прилагательных и причастий с существительными). Эти нормы устанавливаются не людьми, а законами языка. Таким образом, языковая норма – это совокупность явлений, разрешенных законами данного языка, отраженных и закрепленных в речи носителей языка и являющихся обязательными для всех говорящих на данном языке в определенный период истории языка. В законы языка вмешаться нельзя, следовательно, нельзя нормировать язык.

Второе определение соответствует норме речи. В речи существуют варианты, и их существование обусловлено языком, так как в самой системе языка заложена возможность варьирования. Эти варианты могут и должны подвергаться нормированию. Нормировать – это значит определять статус варианта в речи: литературный вариант – нелитературный (просторечный или диалектный); литературный основной вариант или дополнительный, допустимый в разговорной речи; равноправные варианты. Ср.: кластьложить, не знаюбез понятия; обеспе́чениеобеспече́ние, пицце́рия – пицери́я, ми́зерный – мизе́рный.

Нельзя выбросить из речи людей, из употребления какое-то слово, форму, если они вам не нравятся или вы так не говорите, нельзя запретить говорить, НО определить статус варианта можно. И поскольку нормы речи – это явление изменчивое, следовательно, могут меняться и нормы языка, но их изменение связано с изменениями в системе языка в целом. Крылатым выражением стали слова римлянина Марцелия, обращенные к императору Тиберию: «Nec Caesar non supra grammaticos» («Даже император не превыше грамматиков»), что значит – даже император не властен над языком.

Вариантность и норма

Действительно, в языке отмечается сосуществование параллельных, или вариантных, форм. Это распространенное явление в литературном языке, которое является объективным и неизбежным следствием языковой эволюции. Варианты свидетельствуют о том, что старые нормы расшатываются, и помогают привыкнуть к новым формам.

Варианты существуют на всех уровнях языковой системы: орфоэпическом (булочная и було[шн]ая; волна́м и во́лнам; творо́г и доп. тво́рог; ме́льком и доп. мелько́м), лексическом (одаренный, талантливый), морфологическом (инспекторы и инспектора; машет и доп. махает) и синтаксическом. Из-за наличия вариантов возникает острая необходимость определения статуса вариантов.

Признание нормативности языкового факта опирается на наличие трех признаков:

1) регулярную употребляемость (воспроизводимость) данного способа выражения;

2) соответствие этого способа выражения возможностям системы ЛЯ с учетом ее исторической перестройки (т.е. норма должна отражать закономерности языковой системы);

3) общественное одобрение регулярного способа выражения образованной частью общества.

Таким образом, нормы определяются степенью частоты употребления и авторитетностью источников, принципом целесообразности – ясности, выразительности, т.е. исключительно теми качествами, которые облегчают процесс общения. Можно сказать, что норма – это не только социально одобряемое правило, но и правило, отражающее закономерности языковой системы и подтверждаемое словоупотреблением авторитетных писателей, публицистов, общественных деятелей – мастеров слова.

Источник

ХРОНОЛОГИЧЕСКИЕ ГРАНИЦЫ СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

Вопрос о хронологии современного русского литературного языка приобрел сейчас особенную остроту. Языковеды-русисты и преподаватели в средней школе обычно опираются на понимание современности от эпохи Пушкина до наших дней.

Действительно, даже у Пушкина мы встречаем такие, например, устарелые ударения и формы слов: засуха, музыка, библиотека, кладбище, эпиграф, филолог, дальный, турка, вихорь, клоб (вм. клуб) и т. п. Глагол взойти в значении ‘войти’ употребляли Грибоедов, Пушкин, Лермонтов, Никитин, Лажечников, Л. Толстой, Слепцов, Чернышевский и другие известные писатели прошлого. Ненормативная сейчас форма родительного множественного сапогов была совершенно нормальной для литературного языка XIX в. Особенно значительные изменения произошли в лексической и синтаксической сочетаемости.

Естественно, что во многих научных работах, в том числе и в Академических грамматиках (1953, 1954, 1970 и 1980), язык нашего времени если не противопоставляется, то сопоставляется с языком эпохи Пушкина. Представление о таких хронологических рамках современного русского литературного языка иногда толкуется как расширительное, даже как дань традиции. Язык советской эпохи рассматривается в качестве нового эта- п а исторического развития русского литературного языка. В научной литературе нередко встречаются такие уточняющие наименования: «язык нового времени», «живая система языка» и т. п. В 1966 г. В. В. Виноградов высказал мысль о том, что границы современного языка — это время с 90-х гг. XIX — начала XX в. вплоть до наших дней (Вопросы языкознания.— 1966.— № 6.— С. 8).

В особенно неблагополучном и двусмысленном положении оказывается нормативная и учебная лексикография, которая, с одной стороны, должна считаться с традиционной хронологизацией литературного языка (от Пушкина) и оберегать культурно-историческое наследие, а с другой — обязана отражать реальное языковое сознание носителей языка.

Поэтому при составлении сугубо нормативного словаря-справочника «Трудности словоупотребления» (1973) нижней границей современного литературного языка был признан период конца 30-х — начала 40-х гг. нашего века. Дело в том, что многое в языке 20-х — начала 30-х гг. оказалось эфемерным и не сохранилось. Относительно этого периода писали о языковой смуте, языковой разрухе, огрублении языка, болезни роста и даже гибели языка. В то время в связи с массовой миграцией населения (в основном приток крестьянского населения в города) усилилось влияние диалектных особенностей речи. На конец же 30-х годов падает окончание важного этапа культурной революции. К этому времени складывается новая по социальному составу интеллигенция. Происшедшие в 30—40-е гг. изменения в составе населения крупнейших городов существенно влияют на нормы произношения и ударения. После I съезда советских писателей усиливается борьба за чистоту русского языка, начинается упорядочение общественной речевой практики, известная стабилизация языковых норм. Именно этот период (конец 30-х— начало 40-х гг.) характеризуется укреплением языковых норм, созданием художественных произведений, отличающихся, помимо прочих достоинств, образцовым языком.

Сейчас в Словарном отделе Института русского языка АН СССР начата подготовка нового словаря современного русского языка, хронологические границы которого будут ограничены письменными источниками XX века.

Хронологизация русского литературного языка наших дней ждет своего подлинно научного освещения, при котором должны учитываться и «читаемость» художественной литературы XIX в., и ее культурно-воспитательное значение. Ни один языковед не призывает сбросить непревзойденные творения Пушкина и Гоголя, Лермонтова и Тургенева с «корабля современности». Однако при всем этом нормативная оценка речевых фактов может производиться только с точки зрения языкового сознания наших дней. Поэтому и словарь-справочник «Трудности словоупотребления» (1973), и «Словарь трудностей» (1976) квалифицируют, например, форму сапогов (вм. сапог) как ненормативную, несмотря на то что ее употребляли Пушкин, Гоголь, Достоевский, Некрасов, А. К. Толстой, Л. Толстой, Чехов и другие выдающиеся писатели XIX в. Хотя форма предложного падежа в дому широко представлена в классической литературе (Пушкин, Фет, А. К. Толстой, Короленко и др.) и встречается даже у современных поэтов (Твардовский, Друнина, Ахматова, Цветаева, Прокофьев и др.), нормой стала форма в доме. Сейчас уже не могут считаться нормативными ударения гроббвый, громовый, несмотря на то, что они были обычны для поэзии XIX в. (Пушкин, Лермонтов, Жуковский, Полонский, Некрасов и др.).

Источник

Общие сведения о современном русском языке

Современный русский язык – это прежде всего национальный язык русского народа, духовная основа русской культуры. Это государственный язык Российской Федерации.

По своему происхождению русский язык так же, как украинский и белорусский языки, принадлежит к восточнославянской группе славянской ветви индоевропейской семьи языков. Все славянские языки близки друг к другу, так как восходят к одному и тому же источнику – общеславянскому языку.

Русский национальный язык сформировался в XVI-XVII в.в. в связи с образованием Московского государства.

Дальнейшее развитие национального русского языка было связано с формированием в XVIII – XIX в.в. русского литературного языка, который объединил в себе многие черты северных и южных говоров.

Особую роль в формировании литературного языка сыграл старославянский язык, который обогатил русский язык, в частности, абстрактной лексикой.

В ходе развития русский национальный язык взаимодействовал с другими языками, заимствуя лексические единицы из немецкого, французского, английского и других языков. Эти заимствования делали русский язык более гибким и стилистически разнообразным.

Современный русский литературный язык – это нормированный и кодифицированный язык, обслуживающий культурные потребности русского народа. Как язык кодифицированный, он противостоит территориальным диалектам, просторечию и жаргону.

Нормированность и кодифицированность литературного языка состоит в том, что произношение, правописание, образование грамматических форм слов, а также значение и употребление слов подчиняются общепринятым образцам и правилам, которые закреплены в грамматиках и словарях. В систему норм литературного языка, которая считается общеобязательной, входят такие частные нормы, как лексические, словоизменительные, словообразовательные, синтаксические, нормы произношения и правописания. Языковые нормы охватывают не только отдельные языковые единицы, но и закономерности выбора и организации этих единиц в пределах текста, а также обусловливают выбор той или иной разновидности языка в соответствии с ситуацией и конкретными условиями языкового общения. Литературная норма закреплена как обязательная и правильная. Говорящий и пишущий должны соблюдать языковые нормы. Без соблюдения норм литературный язык не может успешно выполнять коммуникативную функцию. Именно нормы литературного языка обеспечивают трансляцию культурных ценностей через язык от старшего поколения к младшему. Но чрезмерное увлечение проблемами языковой нормализации вступает в противоречие с реальной жизнью языка. Выдающийся учёный Л.В. Щерба, отмечая тот факт, что суть всякого литературного языка в его стабильности и традиционности, в то же время подчёркивал, что в нормативных грамматиках язык нередко представляется «в окаменелом виде», и такая «чрезмерная нормализация языка зловредна: она выхолащивает язык, лишая его гибкости»[3].

В современных условиях нормы литературного языка, испытывая влияние средств массовой информации, становятся менее жёсткими, допуская варианты. В результате, ориентируясь на коммуникативную целесообразность, границы нормативности / ненормативности смещаются, и некоторые разговорные, просторечные и даже жаргонные языковые факты становятся вариантами нормы.

Изучая современный русский язык, необходимо иметь представление о том, что вкладывается в понятие современный русский язык. Хронологические границы понятия «современный русский литературный язык» не установлены строго однозначно. Многие исследователи называют «современным» в широком смысле этого слова язык от Пушкина до наших дней. Одним из аргументов в пользу такого мнения является тот факт, что современным читателям в произведениях А.С. Пушкина понятно почти всё. Тем не менее, В.В. Виноградов условной границей современного русского языка считал 90-е годы XIX века. Некоторые учёные предлагают считать «современным» язык, начиная с 30-40-х годов XX века и до наших дней.

При определении границ понятия «современный русский литературный язык» целесообразно, по-видимому, исходить из широкого толкования этого сложного явления, опираясь на тот факт, что именно в художественном языке А.С. Пушкина русский национальный язык нашёл, по словам Г.О. Винокура, ту «воплощённую норму», которая была целью всех сложных событий, происходивших в нём с конца XVII века.

Литературный язык существует в двух формах: письменной и устной. Эти две формы характеризуются специфическими особенностями в области лексики и грамматики, так как они рассчитаны на разные способы восприятия – зрительное и слуховое.

Современный русский литературный язык является языком межнационального общения народов России и ближнего зарубежья. В этой роли он способствует взаимному обогащению национальных культур, распространению научной информации, деловым контактам. Русский литературный язык – один из наиболее развитых мировых языков.

Русский язык изучается как иностранный во многих странах мира. С 1945 года Уставом ООН русский язык признан одним из официальных, рабочих языков ООН и других международных организаций.

Дата добавления: 2014-12-08 ; Просмотров: 1185 ; Нарушение авторских прав?

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Как переводится?
Adblock
detector