Памятник гораций перевод фета

Памятник гораций перевод фета

Я знак бессмертия себе воздвигнул
Превыше пирамид и крепче меди,
Что бурный аквилон сотреть не может,
Ни множество веков, ни едка древность.
Не вовсе я умру; но смерть оставит
Велику часть мою, как жизнь скончаю.

Я буду возрастать повсюду славой,
Пока великий Рим владеет светом.
Где быстрыми шумит струями Авфид,
Где Давнус царствовал в простом народе,

Отечество мое молчать не будет,
Что мне беззнатный род препятством не был,
Чтоб внесть в Италию стихи эольски
И первому звенеть Алцейской лирой.
Взгордися праведной заслугой, муза,
И увенчай главу дельфийским лавром.

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не заростет народная тропа,
Вознесся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.

Нет, весь я не умру — душа в заветной лире
Мой прах переживет и тленья убежит —
И славен буду я, доколь в подлунном мире
Жив будет хоть один пиит.

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,
И назовет меня всяк сущий в ней язык,
И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой
Тунгуз, и друг степей калмык.

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокой век восславил я Свободу
И милость к падшим призывал.

Веленью божию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца,
Хвалу и клевету приемли равнодушно,

И не оспаривай глупца. 21 августа 1836

Гораций. Памятник Кн. III, ода XXX (перевод В.Капниста)

Я памятник себе воздвигнул долговечный,
Превыше пирамид и крепче меди он.
Ни едкие дожди, ни бурный Аквилон,
Ни цепь несметных лет, ни время быстротечно
Не сокрушат его. Не весь умру я, нет:
Больша́я часть меня от строгих парк уйдет;
В потомстве возрасту я славой справедливой;
И в гордый Капитол с весталкой молчаливой
Доколе будет жрец торжественно всходить,
Не перестанет всем молва о мне твердить,
Что тамо, где Авфид стремит ревущи воды,
И в дебрях, где простым народом Давн владел,
Я первый, вознесясь от низкия породы,
В латинские стихи эольску меру ввел.
Гордись блистательным отличьем, Мельпомена!
Гордись: права тебе достоинство дало,
Из лавра дельфского, в честь Фебу посвященна,
Венок бессмертный свив, укрась мое чело.(1806)

Гораций. Памятник.(перевод А.Фета)

Воздвиг я памятник вечнее меди прочной

И зданий царственных превыше пирамид;

Его ни едкий дождь, ни Аквилон полночный,

Ни ряд бесчисленных годов не истребит.

Нет, весь я не умру, и жизни лучшей долей

Избегну похорон, и славный мой венец

Все будет зеленеть, доколе в Капитолий

С безмолвной девою верховный ходит жрец.

И скажут, что рожден, где Ауфид говорливый

Стремительно бежит, где средь безводных стран

С престола Давн судил народ трудолюбивый,

Что из ничтожества был славой я избран

За то, что первый я на голос эолийский

Свел песнь Италии. О, Мельпомена, свей

Заслуге гордой в честь сама венец дельфийский

И лавром увенчай руно моих кудрей. (1854)

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,

Металлов тверже он и выше пирамид;

Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,

И времени полет его не сокрушит.

Так! — весь я не умру, но часть меня большая,

От тлена убежав, по смерти станет жить,

И слава возрастет моя, не увядая,

Доколь славянов род вселенна будет чтить.

Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных,

Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льет Урал;

Всяк будет помнить то в народах неисчетных,

Как из безвестности я тем известен стал,

Что первый я дерзнул в забавном русском слоге

Источник

Гораций. Памятник

Я памятник воздвиг, он бронзы долговечней
И царственных превыше пирамид;
Ни дождь губительный, ни Аквилон извечный,
Ни ряд бессчётных лет его не сокрушит.

Нет, весь я не умру, я частью превосходной
Избегну похорон и буду вновь и вновь
Превознесён, пока по Капито’лию без слов
Благую деву водит Жрец верховный.

И скажут все, где Ауфи’д бурлит, неистов,
Где грозный Давн царём был у селян,
Где скудость вод вбирает свет лучистый:
Ничтожным родом был возвышен я

За то, что первым Музе италийской
Эолиди’йские напевы привечал;
Гордись же славой, Мельпомена и Дельфийским
Венком лавровым мне чело венчай !
20.11.17г.
Борис Бериев — автор перевода

_ Аквилон — холодный сырой сильный ветер Севера
_ по Капитолию — имеется в виду обряд, согласно убеждениям римлян, совершающийся вечно.
_ Ауфи’д или Авфид — река на родине Горация на юге Италии.
_ Давнус — или Давн, царь Апулии, родины Горация.
_ Эолида или Эолия — населённая преимущественно эолийцами древнегреческая область, родина Гесиода, первого исторически достоверного древнегреческого поэта.
Гораций полагал, что ему принадлежит заслуга перенесения на италийскую почву «эолийских напевов», так как Алкей и Сафо (VI век до н. э.) были эолийцами (греками).
_ Мельпомена — в древнегреческой мифологии муза трагедии. Одна из девяти дочерей Зевса и Мнемосины, мать сирен.
_ Дельфийский лавр — в Дельфах был главный храм Аполлона, священным деревом которого считался лавр.

На картинке: древнеримский поэт «золотого века» римской литературы Квинт Гораций Флакк (лат. Quintus Horatius Flaccus) Коллаж автора перевода
Годы жизни: 65 — 8 гг до НЭ

Horatius. Ad Melpomenen

Exegi monumentum aere perennius
Regalique situ pyramidum altius,
Quod non imber edax, non aquilo impotens
Possit diruere aut innumerabilis
Annorum series et fuga temporum.
Non omnis moriar multaque pars mei
Vitabit Libitinam: usque ego postera
Crescam laude recens, dum Capitolium
Scandet cum tacita virgine pontifex:
Dicar, qua violens obstrepit Aufidus
Et qua pauper aquae Daunus agrestium
Regnavit populorum, ex humili potens
Princeps Aeolium carmen ad Italos
Deduxisse modos. Sume superbiam
Quaesitam meritis et mihi Delphica
Lauro cinge volens, Melpomene, comam.

HORATII CARMINUM III, 30 (Ad Melpomenen (III, 30)

Перевод С. Шервинского:

Создал памятник я, бронзы литой прочней,
Царственных пирамид выше поднявшийся.
Ни снедающий дождь, ни Аквилон лихой
Не разрушит его, не сокрушит и ряд
Нескончаемых лет, время бегущее.
Нет, не весь я умру, лучшая часть меня
Избежит похорон. Буду я вновь и вновь
Восхваляем, доколь по Капитолию
Жрец верховный ведет деву безмолвную.
Назван буду везде — там, где неистовый
Авфид ропщет, где Давн, скудный водой, царем
Был у грубых селян.
Встав из ничтожества,
Первым я приобщил песню Эолии
К италийским стихам. Славой заслуженной,
Мельпомена, гордись и, благосклонная,
Ныне лаврами Дельф мне увенчай главу.

Перевод А. П. Семенова-Тян-Шанского

Создан памятник мной. Он вековечнее
Меди, и пирамид выше он царственных.
Не разрушит его дождь разъедающий,
Ни жестокий Борей, ни бесконечная

Цепь грядущих годов, в даль убегающих.
Нет, не весь я умру! Лучшая часть моя
Избежит похорон: буду я славиться
До тех пор, пока жрец с девой безмолвною

Всходит по ступеням в храм Капитолия.
Будет ведомо всем, что возвеличился
Сын страны, где шумит Ауфид стремительный,
Где безводный удел Давна — Апулия,

Эолийский напев в песнь италийскую
Перелив. Возгордись этою памятной
Ты заслугой моей и, благосклонная
Мельпомена, увей лавром чело мое!

Перевод Валерия Брюсова

Памятник я воздвиг меди нетленнее;
Царственных пирамид выше строения,
Что ни едкость дождя, ни Аквилон пустой
Не разрушат вовек и ни бесчисленных

Ряд идущих годов, или бег времени.
Нет, не весь я умру; большая часть меня
Либитины уйдет, и я посмертною
Славою снова взрасту, сколь в Капитолии

Жрец верховный идет с девой безмолвною.
Буду назван, где мчит Ауфид неистовый
И где бедный водой Давн над пастушеским
Племенем был царем: из ничего могущ

Первый я преклонил песни эольские
К италийским ладам. Гордость заслуженно,
Мельпомена, прими и мне дельфийскими
Благостно увенчай голову лаврами.

Я знак бессмертия себе воздвигнул
Превыше пирамид и крепче меди,
Что бурный аквилон сотреть не может,
Ни множество веков, ни едка древность.
Не вовсе я умру; но смерть оставит
Велику часть мою, как жизнь скончаю.
Я буду возрастать повсюду славой,
Пока великий Рим владеет светом.
Где быстрыми шумит струями Авфид,
Где Давнус царствовал в простом народе,
Отечество мое молчать не будет,
Что мне беззнатный род препятством не был,
Чтоб внесть в Италию стихи эольски
И первому звенеть Алцейской лирой.
Взгордися праведной заслугой, муза,
И увенчай главу дельфийским лавром.

ПЕРЕВОДЫ ДРУГИХ ПОЭТОВ:

Гораций. Памятник.
(перевод А.Фета)

Воздвиг я памятник вечнее меди прочной
И зданий царственных превыше пирамид;
Его ни едкий дождь, ни Аквилон полночный,
Ни ряд бесчисленных годов не истребит.

Нет, весь я не умру, и жизни лучшей долей
Избегну похорон, и славный мой венец
Все будет зеленеть, доколе в Капитолий
С безмолвной девою верховный ходит жрец.

И скажут, что рожден, где Ауфид говорливый
Стремительно бежит, где средь безводных стран
С престола Давн судил народ трудолюбивый,
Что из ничтожества был славой я избран

За то, что первый я на голос эолийский
Свел песнь Италии. О, Мельпомена, свей
Заслуге гордой в честь сама венец дельфийский
И лавром увенчай руно моих кудрей.
(1854)

Гораций. Памятник из книги III, ода XXX
(перевод В.Капниста)

Я памятник себе воздвигнул долговечный,
Превыше пирамид и крепче меди он.
Ни едкие дожди, ни бурный Аквилон,
Ни цепь несметных лет, ни время быстротечно
Не сокрушат его. Не весь умру я, нет:
Больша;я часть меня от строгих парк уйдет;
В потомстве возрасту я славой справедливой;
И в гордый Капитол с весталкой молчаливой
Доколе будет жрец торжественно всходить,
Не перестанет всем молва о мне твердить,
Что тамо, где Авфид стремит ревущи воды,
И в дебрях, где простым народом Давн владел,
Я первый, вознесясь от низкия породы,
В латинские стихи эольску меру ввел.
Гордись блистательным отличьем, Мельпомена!
Гордись: права тебе достоинство дало,
Из лавра дельфского, в честь Фебу посвященна,
Венок бессмертный свив, укрась мое чело.
(1806)

Перевод А.С. Пушкина:

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не заростет народная тропа,
Вознесся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.

Нет, весь я не умру — душа в заветной лире
Мой прах переживет и тленья убежит —
И славен буду я, доколь в подлунном мире
Жив будет хоть один пиит.

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,
И назовет меня всяк сущий в ней язык,
И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой
Тунгуз, и друг степей калмык.

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокой век восславил я Свободу
И милость к падшим призывал.

Веленью божию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца,
Хвалу и клевету приемли равнодушно,
И не оспаривай глупца.
21 августа 1836

Перевод Г.Р.Державина. Памятник

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,
Металлов тверже он и выше пирамид;
Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,
И времени полет его не сокрушит.

Так! — весь я не умру, но часть меня большая,
От тлена убежав, по смерти станет жить,
И слава возрастет моя, не увядая,
Доколь славянов род вселенна будет чтить.

Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных,
Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льет Урал;
Всяк будет помнить то в народах неисчетных,
Как из безвестности я тем известен стал,

Что первый я дерзнул в забавном русском слоге
О добродетелях Фелицы возгласить,
В сердечной простоте беседовать о боге
И истину царям с улыбкой говорить.

О муза! возгордись заслугой справедливой,
И презрит кто тебя, сама тех презирай;
Непринужденною рукой неторопливой
Чело твое зарей бессмертия венчай.
(1795)

Перевод Константина Батюшкова

Я памятник воздвиг огромный и чудесный,
Прославя вас в стихах: не знает смерти он!
Как образ милый ваш и добрый и прелестный
(И в том порукою наш друг Наполеон)

Не знаю смерти я. И все мои творенья,
От тлена убежав, в печати будут жить:
Не Аполлон, но я кую сей цепи звенья,
В которую могу вселенну заключить.

Так первый я дерзнул в забавном русском слоге
О добродетели Елизы говорить,
В сердечной простоте беседовать о Боге
И истину царям громами возгласить.

Царицы царствуйте, и ты, императрица!
Не царствуйте цари: я сам на Пинде царь!
Венера мне сестра, и ты моя сестрица,
А кесарь мой — святой косарь.

Источник

К Мельпомене — Я памятник вознес. Гораций

Квинт Гораций Флакк (65 — 8 гг. до н. э.)

перевод с латинского

К Мельпомене (III, 30)

Я памятник вознес себе навеки
Превыше Нила царских пирамид,
Что не разрушат ни земные реки,
Ни Аквилона[1] грозный ве’тров вид,
Ни бег времен, ни даже вереница
Бесчисленных годов, для них – мой верный щит.
И весь я не умру, хотя б одна страница,
Но тленья Либитины[2] избежит.
И славен буду я в моем потомстве,
Доколь с весталками[3] не канет понтифик[4]
Из Капитолия во вражьем вероломстве
В последний молчаливой девы[5] крик.
И всяк плебей меня уже прославит
И разнесет повсюду Ауфид[6],
Что с местности, где Давнус[7] злобный правит
И где народ меня благословит,
Я первый в Рим, как Цезарь Клеопатру[8],
Напевы эолийские[9] увел.
О, Мельпомена, к твоему амфитеатру
Дельфийским[10] лавром захватил престол.

Quintus Horatius Flaccus

HORATII CARMINUM III, 30

Ad Melpomenen (III, 30)

Exegi monumentum aere perennius
Regalique situ pyramidum altius,
Quod non imber edax, non aquilo impotens
Possit diruere aut innumerabilis
Annorum series et fuga temporum.
Non omnis moriar multaque pars mei
Vitabit Libitinam: usque ego postera
Crescam laude recens, dum Capitolium
Scandet cum tacita virgine pontifex:
Dicar, qua violens obstrepit Aufidus
Et qua pauper aquae Daunus agrestium
Regnavit populorum, ex humili potens
Princeps Aeolium carmen ad Italos
Deduxisse modos. Sume superbiam
Quaesitam meritis et mihi Delphica
Lauro cinge volens, Melpomene, comam.

Примечание: Державин и Пушкин написали свои «Памятники» по
мотивам этого произведения Горация. Под Римом имеется в виду
Италия вся, т. к. в древности Рим олицетворял собой всю Италию.

[1] Аквилон — божество северного и северно-восточного ветра
в древнеримской мифологии.

[2] Либитина — в древнеримской культуре и мифологии богиня
мертвых и погребения, в честь коей строилось множество храмов.

[3] весталка — жрица богини Весты в Древнем Риме, хранившая
обет целомудрия и молчания, в связи с чем весталок также нередко
называли «молчаливыми девами» (о сем см. в примечаниях ниже).

[4] понтифик (в моем переводе смещение ударения на последний
слог для придания классичности стиля) — в Древнем Риме член
высшей коллегии жрецов, включая также Верховного понтифика.
В сем тексте, по-видимому, речь идет именно о Верховном жреце.

[5] молчаливая дева — речь идет о весталке, жрице богини Весты
в Древнем Риме. Весталки пользовались большим почетом в Риме,
на протяжении жизни они должны были хранить обет целомудрия,
а нередко и обет молчания. Нарушение же обета каралось смертью.
Избранные весталки попадали под покровительство понтификата.

[6] Ауфид (Авфид) — главная река Апулии (ныне Офанто), истоки
коей находятся в Апеннинах, подле древней Венузии. Река впадает
в Адриатическое море.

[7] Давнус (Давн) — отриц. персонаж древнегреческой мифологии,
царь давниев и царь Апулии на юго-востоке Италии; являлся сыном
Ликаона, царя Аркадии, которого, согласно мифу, превратили в волка
за принесение человеческой жертвы Зевсу. Обладал также свирепым
нравом, но роль этого персонажа в деяниях отца его не до конца ясна
и размыта. По легенде, ввиду последовавшей за этим по вине отца их
кары от Зевса, он, вместе с братьями его, бежал из Аркадии в земли
Южной Италии, завоевал их и поделил между братьями на три части.
Местность, где некогда правил Давнус, Гораций упоминает в тексте
далеко неслучайно, т. к. известно, что сам Гораций родился в Венузии,
что располагалась на границе Лукании и Апулии.

[8] Образ Цезаря с Клеопатрой добавлен для усиления текста, что
никак не портит перевод, а делает его художественно только ярче,
учитывая, что сам образ Цезаря и Клеопатры упоминается в другом
произведении Горация, а именно в произведении «Кармина, I, 37»,
что представлен в моем переводе: http://www.stihi.ru/2010/06/07/5306

[9] напевы эолийские — речь идет о возвышенной древнегреческой
поэзии, истоки коей видать в Эолии (Эолиде), исторической области
на эгейском побережье Малой Азии. Упоминая последние, Гораций
хотел выразить, что он первым перенес мотивы эолийской поэзии в
древнеримское творчество.

[10] дельфийский — имеющий отношение к Дельфе (свойственный
ей), селению, где находился главный храм Аполлона, могучего бога
древнеримской и древнегреческой мифологии, покровителя поэзии.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Как переводится?
Adblock
detector