Перевод aut cesar aut nihil

Перевод aut cesar aut nihil

Aut Caesar aut nihil — Diese auf einer Büste des Gajus Julius Caesar angebrachte Inschrift (»Entweder Caesar oder gar nichts«) erkor sich der italienische Renaissancefürst Cesare Borgia (1475 1507) zur Maxime. Sie drückt die Unbedingtheit dessen aus, der »alles oder… … Universal-Lexikon

aut Caesar, aut nihil — [lateinisch »entweder Caesar oder nichts«], Wahlspruch Cesare Borgias, wohl nach Caligulas Ausspruch »aut frugi hominem esse aut Caesarem«, »man müsse entweder sparsam sein oder ein Caesar«, mit dem er seine Verschwendung rechtfertigte … Universal-Lexikon

aut Caesar aut nihil — (izg. ȁut cȇzar ȁut nȉhil) DEFINICIJA ili car (Cezar, tj. nešto veliko), ili ništa ETIMOLOGIJA lat., geslo se pripisuje Cezaru Borgiji … Hrvatski jezični portal

aut caesar, aut nihil — лат. (аут Цезар, аут нихиль) или Цезарь, или ничто;или всё, или ничего. Выражение приписывалось императору Калигуле. Толковый словарь иностранных слов Л. П. Крысина. М: Русский язык, 1998 … Словарь иностранных слов русского языка

Aut Caesar, aut nihil — (lat., d.i. entweder Kaiser, od. nichts), Sprüchwort für: entweder Alles, od. gar nichts … Pierer’s Universal-Lexikon

Aut Caesar, aut nihil — Император Калигула, которому приписывают выражение Aut Caesar, aut nihil Aut Caesar, aut nihil латинское крылатое выражение. Дословно переводится, как «Или Цезарь, или ничто». Русские аналоги «Иль грудь в крестах, иль голова в … Википедия

aut Caesar aut nihil — foreign term Etymology: Latin either a Caesar or nothing … New Collegiate Dictionary

aut Caesar, aut nihil — /owt kuy sahrdd owt ni hil/; Eng. /awt see zeuhr awt nuy hil/, Latin. either a Caesar or nothing; all or nothing. * * * … Universalium

aut Caesar, aut nihil — /owt kuy sahrdd owt ni hil/; Eng. /awt see zeuhr awt nuy hil/, Latin. either a Caesar or nothing; all or nothing … Useful english dictionary

aut Caesar aut nihil — Latino: o Cesare o nulla. Motto di Cesare Borgia, il celebre Valentino, derivato da una famosa frase attribuita a Giulio Cesare, il quale l avrebbe pronunciata mentre attraversava un modesto borgo alpino: Meglio essere il primo in questo… … Dizionario dei Modi di Dire per ogni occasione

Aut-aut — (lat.), entweder oder; aut Caesar. aut nihil, entweder Kaiser (alles), oder nichts. Aut vincere, aut mori, entweder siegen, oder sterben … Meyers Großes Konversations-Lexikon

Источник

Перевод aut cesar aut nihil

Aut Caesar aut nihil — Diese auf einer Büste des Gajus Julius Caesar angebrachte Inschrift (»Entweder Caesar oder gar nichts«) erkor sich der italienische Renaissancefürst Cesare Borgia (1475 1507) zur Maxime. Sie drückt die Unbedingtheit dessen aus, der »alles oder… … Universal-Lexikon

aut Caesar, aut nihil — [lateinisch »entweder Caesar oder nichts«], Wahlspruch Cesare Borgias, wohl nach Caligulas Ausspruch »aut frugi hominem esse aut Caesarem«, »man müsse entweder sparsam sein oder ein Caesar«, mit dem er seine Verschwendung rechtfertigte … Universal-Lexikon

aut Caesar aut nihil — (izg. ȁut cȇzar ȁut nȉhil) DEFINICIJA ili car (Cezar, tj. nešto veliko), ili ništa ETIMOLOGIJA lat., geslo se pripisuje Cezaru Borgiji … Hrvatski jezični portal

aut caesar, aut nihil — лат. (аут Цезар, аут нихиль) или Цезарь, или ничто;или всё, или ничего. Выражение приписывалось императору Калигуле. Толковый словарь иностранных слов Л. П. Крысина. М: Русский язык, 1998 … Словарь иностранных слов русского языка

Aut Caesar, aut nihil — (lat., d.i. entweder Kaiser, od. nichts), Sprüchwort für: entweder Alles, od. gar nichts … Pierer’s Universal-Lexikon

Aut Caesar, aut nihil — Император Калигула, которому приписывают выражение Aut Caesar, aut nihil Aut Caesar, aut nihil латинское крылатое выражение. Дословно переводится, как «Или Цезарь, или ничто». Русские аналоги «Иль грудь в крестах, иль голова в … Википедия

aut Caesar aut nihil — foreign term Etymology: Latin either a Caesar or nothing … New Collegiate Dictionary

aut Caesar, aut nihil — /owt kuy sahrdd owt ni hil/; Eng. /awt see zeuhr awt nuy hil/, Latin. either a Caesar or nothing; all or nothing. * * * … Universalium

aut Caesar, aut nihil — /owt kuy sahrdd owt ni hil/; Eng. /awt see zeuhr awt nuy hil/, Latin. either a Caesar or nothing; all or nothing … Useful english dictionary

aut Caesar aut nihil — Latino: o Cesare o nulla. Motto di Cesare Borgia, il celebre Valentino, derivato da una famosa frase attribuita a Giulio Cesare, il quale l avrebbe pronunciata mentre attraversava un modesto borgo alpino: Meglio essere il primo in questo… … Dizionario dei Modi di Dire per ogni occasione

Aut-aut — (lat.), entweder oder; aut Caesar. aut nihil, entweder Kaiser (alles), oder nichts. Aut vincere, aut mori, entweder siegen, oder sterben … Meyers Großes Konversations-Lexikon

Источник

Аut Caesar, aut nihil (или Цезарь, или ничто). Ко дню рождения «божественного Юлия»

12 или 13 июля 100 года до н. э. (ученые до сих пор не договорились по этому поводу) день рождения Гая Юлия Цезаря.

По истине поразительная личность!

Талантливых людей много, однако таких, кто сумел сделать свое имя не просто нарицательным, но обозначением титула верховного правителя, кто стал героем мифологии, фольклора и литературы — таких еще поискать.

Что же такого особенного было в этом «божественном» Юлии, кроме ряда самых разнообразных талантов, умения добиваться поставленных целей и уверенности в праве быть первым в Риме и мире?

Может, не так уж не правы средневековые жесты и романы, приписывавшие Цезарю мистические свойства?

Или он просто сумел гениально почувствовать время, слом эпох, медленную агонию Римской республики и блестяще использовал ее в своих целях?

Его жизнь, не столь уж долгая, вмещает в себя столько событий — другим хватило бы на десяток!

Откуда он только энергию черпал на военные походы, политические игры, управление провинциями, потом всей Республикой (пока еще Республикой), литературные и юридические занятия?

Ведь все успел, все пережил — взлеты, падения, войну, любовь прекраснейших женщин, военные и политические триумфы, интриги, предательства.

10 января 49 года до н. э. проконсул Гай Цезарь из рода Юлиев пересек небольшую речку Рубикон, отделявшую Италию от Цизальпийской Галлии и произнес свой знаменитый афоризм «Alea jacta est» ( Жребий брошен ). Хотя. может, он этого и не говорил — поди проверь спустя 2069 лет.

Что последовало за этим – известно.

Обвинение в мятеже, неудачные переговоры с Помпеем Великим, гражданская война и блестящая победа в ней, назначение диктатором и смерть на ступенях Сената от рук убийц 15 марта 44 года до н. э.

Пять лет практически безграничной власти над Римом, три из которых прошли почти в непрерывных походах и битвах. Пять лет триумфа и почестей, интриг, заговоров, мятежей, пять лет трудов, страхов, сомнений, любви и ненависти. Пять лет.

Интересно, игра стоила свеч?

Если бы 10 января 49 года на берегу Рубикона к проконсулу Гаю Цезарю из рода Юлиев явилась Сивилла и сказала, что он достигнет всего, чего желает – торжества над врагами, власти, величия, божественного статуса, но погибнет через несколько лет от рук заговорщиков, потомок Венеры все равно перешел бы Рубикон?

Мне кажется, ответишь на этот вопрос — поймешь Цезаря. Но… Боюсь, кроме него, ответить некому.

Некоторые историки и биографы пишут: у Цезаря не было выхода, мол, против него зрел заговор, вернись он, как положено, в одиночку, а не во главе преданного войска, его бы обвинили в измене и казнили. Ведь к тому времени его отношения с Сенатом накалились до предела.

Может быть. А может быть, и нет…

Ни проконсул, никто другой наверняка этого знать не могли, как и мы сейчас.

Конечно, история не знает сослагательного наклонения. Но это для нас – история.

А тогда для Цезаря это была единственная реальность, настоящее, в котором ему предстояло принять судьбоносное решение.

Интересно, что им руководило?

Безграничное его честолюбие и жажда власти?

Вера в свою звезду, свое особое предназначение?

С одной стороны, это похоже на холодный политический расчет, которым этот человек руководствовался всегда.

То, что Гай Юлий был человеком огромного честолюбия, амбиций, и хотел гораздо большего, нежели просто построить успешную политическую карьеру, было ясно сразу, как только он вступил в политическую жизнь Рима.

Но его происхождение, состояние, политическая система поздней Республики давали много возможностей для этого без необходимости ходить по лезвию и прибегать к крайним мерам.

Между тем, карьера Цезаря — это странная смесь поступков хитрого расчетливого интригана, хладнокровного циника, точно знающего, что нужно делать, чтобы добиться своего, и бесстрашного рискового человека, не боящегося идти ва-банк. И все это каким-то странным образом сочетается с мягкостью и великодушием, которые отмечают буквально все биографы (относительными, конечно, как и все в этом мире — казнил без излишней жестокости, миловал охотнее, чем наказывал, но воевал отменно и с врагами расправлялся эффективно).

Цезарь словно все время прощупывал, каким путем проще достичь заветной цели…

Очень характерно, что когда Сенат поставил его перед дилеммой – триумф или возможность участия в выборах консула, Цезарь предпочел второе, притом, имея сомнительные шансы на успех. Он сам это прекрасно знал, а потому тут же приступил к созданию Первого Триумвирата – союза с самыми влиятельными и богатыми полководцами и политиками Рима.

История Галльских войн, столь часто и много воспетая, тоже весьма противоречива. С одной стороны проконсул усмирил мятеж Ариовиста, остановил гельветов, а с другой никакого формального повода воевать с белгами у него не было, так что последующее восстание он спровоцировал сам. И если бы не было Верцингеторига, Цезарь, полагаю, выдумал бы его.

То, что было дальше, особенно любопытно.

Активная переписка, многочисленные переговоры и вообще вся бурная деятельность Цезаря в 51-50 годах до н. э, вроде бы, говорят о том, что гражданской войны он не хотел, желал договориться мирно и получить консульские полномочия, не прибегая к крайностям.

Но тот, кто хочет мира, не выдвигает ультиматумов, имея за спиной, пусть малочисленную, но закаленную в боях и преданную армию. Письмо же Цезаря Сенату, которое было зачитано там 1 января 49 года до н. э., никак иначе расценить нельзя…

Что же думал будущий диктатор, сидя в палатке на берегу Рубикона в ночь перед тем, как совершить роковой шаг, перейти точку невозврата?

На что он надеялся? Чего желал?

Отказался бы он от своих планов, если бы знал, сколь краток будет срок его земного триумфа?

Или он рассуждал, как Калигула несколько десятков лет спустя — aut Caesar, aut nihil?

А может, стать богом и ярко вспыхнуть в веках, подобно комете, для него было важнее, чем стареть с венком триумфатора на редеющих кудрях и при многочисленных хворях?

Помнится, у Шиллера в «Разбойниках» есть прекрасный стихотворный диалог Цезаря и Брута — их встреча в Элизиуме после разгрома у Филиппов:

Привет мой вам, вы, мирные долины!

С Филиппов, где сражались исполины,

Душа взвилась к вам из отверстых ран.

Мой Кассий, где ты? Рим наш погибает!

Мои полки заснули — спят во мгле.

Твой Брут к теням покойников взывает:

Для Брута нет уж места на земле!

Чья это тень с печатью отверженья

О, если мне не изменяет зренье,

Походка римлянина видится мне там.

Давно ль простился Тибра сын с землею?

Стоит иль пал наш семихолмный Рим?

Как часто плакал я над сиротою,

Что больше нет уж Цезаря над ним!

А! Грозный призрак, ранами покрытый!

Кто потревожил тень твою, мертвец?

Ступай к брегам печального Коцита!

Кто прав из нас — покажет то конец.

Святой свободы жертвенная кровь,

Да, Рим над трупом Брута издыхает,

И Брут его не оживит уж вновь!

И ты — и ты поднять мог руку, Брут?

О сын, то был отец твой! Сын — подпала

Земля бы вся под царский твой трибут!

Ступай! Ты стал великим из великих,

Ступай! И пусть услышат мертвых лики,

Что Брут мой стал великим из великих,

Ступай! И знай, что мне в реке забвенья

От лютой скорби нету исцеленья.

Харон, скорей от этих диких скал!

Постой, отец! Среди земных творений

Я одного лишь только в мире знал,

Кто с Цезарем бы выдержал сравненье:

Лишь Цезарь Рим был в силах уничтожить,

Один лишь Брут мог Цезаря столкнуть;

Где Брут живет, там Цезарь жить не может.

Иди, отец! И здесь наш розен путь».

Шиллер, при всей своей романтичности, мне кажется, хорошо поймал характеры, особенно, Гая Юлия.

Даже умереть Цезарь сумел таким образом, что это событие превратилось в своеобразный символ.

Политических деятелей и правителей убивали сотни раз. Но тут все произошло так, словно он заранее планировал и режиссировал свою смерть — слишком красиво, слишком вычурно, слишком символично.

Впрочем, Гай Юлий все делал со значением, для всякого случая были заготовлены фразы, которые стали крылатыми и остались в веках.

Если бы была возможность встретиться с известными людьми прошлого, Цезарь стоял бы одним из первых в моем списке.

Не потому, что как-то особенно любим, или я считаю его деятельность исключительно благотворной и достойной подражания во всех аспектах (хотя его методику борьбы с коррупцией, по-моему, надо взять на вооружение во всех государствах, европейских, во всяком случае, в восточных менталитет не тот), а именно потому что непостижим.

Видимо, из этой неуловимости исходят столь разные трактовки этой личности, которыми так богаты двадцать веков размышлений о нем.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Как переводится?
Adblock
detector