Перевод договора беспроцентного займа в процентный

ВС объяснил, когда беспроцентный договор займа превращается в процентный

Ответчик занял у истца несколько миллионов сроком на месяц, но отдавал долг 2,5 года. Хотя договор займа и не предусматривал выплату процентов, суд посчитал его процентным и взыскал с должника неустойку за затягивание с выплатой долга. Апелляция заняла иную позицию: с одной стороны, оставила в силе решение о выплате процентов, с другой указала, что неустойку должник платить не должен, поскольку договор является беспроцентным. С делом разбирался Верховный суд.

Справедливо ли взыскивать неустойку?

В июне 2011 года Наталья М. дала в долг своим деловым партнерам Марине К. и ее гражданскому мужу несколько миллионов рублей (точная сумма из актов вымарана). По словам М., с должниками она была знакома с 2007 года, и когда те попросили денег взаймы, ничего необычного в этом не увидела – такое происходило не в первый раз, и раньше они всегда исполняли взятые на себя обязательства. По сведениям М., паре нужно было срочно погасить банковский кредит, а вернуть долг они обещали одним платежом в течение месяца после того, как продадут свою автозаправку. Женщина взяла запрошенную сумму у знакомого и передала ее партнерам, но в этот раз те подвели и нарушили срок. Потом начали возвращать деньги частями, но всю сумму так и не выплатили. Расписок на полученные суммы М. не давала, так как их не требовали.

Через три года М. обратилась в Воскресенский городской суд Московской области (дело № 2-2222/2014), требуя вернуть оставшуюся сумму долга 2,84 млн руб., проценты по договору займа – 206 996 руб. и проценты за просрочку его возврата – 122 123 руб. Позже она изменила исковые требования, увеличив сумму неустойки (до какого именно размера – из решения вымарано).

К. в суде утверждала, что денег у М. не брала, поскольку фактически заемщиком был ее гражданский муж, который забыл паспорт и попросил ее оформить договор займа на себя. При передаче ему денег и выплате долга она не присутствовала. Мужчина, которого допросили на заседании, этого не отрицал. Он действительно попросил К. «подписать расписку» за него, однако утверждал, что ни он, ни его гражданская жена М. ничего не должны. После того как М. одолжила требуемую сумму у знакомого, ему она отдала лишь ее часть, а остальные присвоила себе, говорил мужчина. Он настаивал, что вернул все деньги, которые брал, правда, не в течение месяца, а за 2,5 года. А то, что якобы недовыплачено по договору займа, – те самые деньги, которые М. оставила в своем пользовании.

Поскольку никто не отрицал размер возвращенной суммы, судья Зоя Шиканова взыскала с К. в общей сложности порядка 3,05 млн руб. – остаток долга и проценты. Она применила ч. 1 ст. 809 ГК (проценты по договору займа), где говорится, что при отсутствии в договоре займа условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства (нахождения) займодавца ставкой рефинансирования на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части.

Шиканова решила, что истица имеет право и на получение процентов за нарушение договора займа (ч. 1 ст. 811 ГК). Однако ту неустойку, которую в итоге потребовала М. (точную его сумму по судебным актам установить не удалось) суд посчитал завышенной и уменьшил до 200 000 руб. Апелляция же решение в части взыскания неустойки и вовсе отменила, указав на отсутствие законных оснований для ее взыскания, а также на то, что заключенный между сторонами договор займа является беспроцентным.

Когда беспроцентный договор «превращается» в процентный

М., не согласившись с определением Московского областного суда, обжаловала его в ВС (дело № 4-КГ15-75). Вячеслав Горшков, Сергей Асташов и Виктор Момотов позицию коллег из апелляции не поддержали. По их мнению, назвать договор беспроцентным нельзя. В п. 3 ст. 809 ГК сказано, что договор займа является беспроцентным, если в нем прямо не предусмотрено иное, когда он заключен между гражданами на сумму, не превышающую пятидесятикратного, установленного законом минимального размера оплаты труда, и не связан с осуществлением предпринимательской деятельности хотя бы одной из сторон. На июнь 2011 года МРОТ составлял 4611 руб., следовательно, сумма займа для того, чтобы договор считался беспроцентным, должна была быть не больше 230 550 руб. На деле же она перевалила за несколько миллионов, поэтому ВС посчитал, что соглашение о займе было процентным.

Также апелляция ошибочно отказала во взыскании «штрафных» процентов, поскольку их можно начислить вне зависимости от того, процентным или беспроцентным является договор займа. Так как суд установил факт просрочки, у ответчика «возникла обязанность по уплате истцу процентов на сумму займа (неустойки) в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата заимодавцу, независимо от уплаты процентов, предусмотренных п. 1 ст. 809 ГК», – сказано в определении ВС, которым дело направлено на новый пересмотр в Мособлсуд.

Что говорят эксперты

Эксперты, опрошенные «Право.ru», с позицией ВС согласны. По их мнению, апелляция приняла «противоречивое» решение там, где имеется сложившаяся судебная практика.

«Апелляционный суд допустил ошибку, его решение явно противоречиво. С одной стороны, он указывает на беспроцентность займа, а с другой – оставляет в силе решение суда первой инстанции в части взыскания с заемщика суммы процентов за пользование займом», – удивляется адвокат Константин Савин из АК «Павлова и партнеры». С другой стороны, он отметил, что определение ВС не формирует нового подхода, а всего лишь воспроизводит правовую позицию, изложенную в п. 15 постановления Пленума ВС и ВАС «О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами» от 8 октября 1998 года, которую широко применяют суды общей юрисдикции.

Светлана Бурцева, председатель «Люберецкой коллегии адвокатов», не совсем согласна с коллегой, который говорит о типовом подходе. «Проценты после просрочки должника не начисляются, если в договоре займа не указано прямо на выплату процентов за пользование чужими денежными средствами после указанного срока – это показывает анализ судебной практики», – указывает Бурцева. Адвокат считает, что в данном случае ключевым моментом, на который стоит обратить внимание, была сумма займа, превышающая пятидесятикратный МРОТ, что и позволило применить п. 3 ст. 809 ГК.

«Заёмщикам следует внимательно составлять соглашения. Проценты за пользование деньгами по ст. 809 ГК не будут взыскиваться лишь при условии, что договор поименован как беспроцентный», – напоминает адвокат и партнер Forward Legal Ольга Карпова. По ее мнению, ВС верно указал на то, что нужно различать проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, и проценты, подлежащие уплате за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа. А также сделал правильный вывод о том, что суду апелляционной инстанции необходимо дать оценку применению ст. 333 ГК РФ о снижении неустойки к процентам, которые взыскиваются по ст. 395 ГК РФ, так как в марте этого года Пленум ВС дал разъяснение о том, что правила уменьшения неустойки к взысканию процентов по ст. 395 ГК РФ применяться не могут, говорит Карпова.

Источник

Как заимодавцу учесть новацию процентов в заем

Иногда заимодавцы идут навстречу заемщикам, у которых возникли финансовые затруднения, и разрешают им не платить проценты за пользование займом. То есть стороны, заключив дополнительное соглашение к договору займа, признают его беспроцентным, а накопившуюся задолженность по процентам присоединяют к «телу» займа.

Некоторые заимодавцы считают, что в этом случае дохода на сумму процентов у них не возникает, так как проценты стали займом . Выясним, так ли все обстоит на самом деле.

Если условие о беспроцентности не имеет обратной силы

В день заключения такого соглашения обязанность заемщика уплатить проценты считается прекращенной, ведь независимо от того, как вы назвали это соглашение, по сути это соглашение о новации .

Возникающие при этом налоговые последствия для заимодавца зависят от применяемого им режима налогообложения:

заимодавец применяет общий режим налогообложения, то проценты он уже учитывал в «прибыльных» доходах ежемесячно в течение всего срока пользования займом . Поэтому на дату подписания соглашения о новации он должен отразить в доходах лишь сумму процентов, начисленных за прошедшие дни текущего месяца ;

заимодавец применяет УСНО, то на дату подписания соглашения он должен учесть в доходах всю сумму начисленных до этой даты процентов, новированных в заем . Поскольку при применении УСНО доход возникает и при получении денег в кассу или на расчетный счет, и при погашении задолженности перед упрощенцем иным способом .

Примечание. Аналогично поступает и заемщик. Так, при применении общего налогового режима он отражает в расходах проценты, начисленные за текущий месяц , а при применении «доходно-расходной» УСНО — признает расход в сумме новированных процентов, поскольку обязательство по их уплате прекращается .

А вот при возвращении заемщиком займа, увеличенного на сумму процентов, заимодавец, какой бы налоговый режим он ни применял, ничего в доходах не отражает .

В бухгалтерском же учете на дату соглашения о новации долга по процентам в заемное обязательство заимодавец :

— начисляет проценты за текущий месяц;

— погашает всю задолженность по процентам, одновременно увеличивая на эту сумму основной долг по займу.

Пример. Учет новации задолженности по процентам в заем

/ условие / ООО «Берег» (заимодавец) перечислило 01.04.2010 ООО «Волна» (заемщик) по договору займа деньги в сумме 100 000 руб. на 1 год под 18% годовых с условием выплаты процентов при возврате займа. В связи с финансовыми затруднениями у ООО «Волна» стороны 15.03.2011 заключили к договору займа дополнительное соглашение, согласно которому срок действия договора продлен на полгода, заем стал беспроцентным, а задолженность по процентам новирована в сумму займа. Для упрощения примера рассчитаем проценты за месяц исходя не из дней фактического пользования деньгами, а из средней ежемесячной суммы.

/ решение / В учете ООО «Берег» будут сделаны такие бухгалтерские проводки.

На дату выдачи займа (01.04.2010) На конец каждого месяца, в котором заемщик пользовался займом
(апрель 2010 г. — февраль 2011 г.) Начислены проценты
(100 000 руб. х 18% / 12
мес.) На дату новации процентов в заем (15.03.2011) Начислены проценты за
март до даты заключения
соглашения о новации
(100 000 руб. х 18% / 365
дн. х 15 дн.) Сумма займа исключена из
состава финансовых
вложений в связи с
признанием сторонами
договора займа
беспроцентным Обязательство по уплате
процентов новировано в
заемное обязательство
(1500 руб. х 11 мес. +
740 руб.) Поскольку предоставленные беспроцентные займы не способны
приносить организации доход в будущем, то их правильнее
учитывать на счете 76 «Расчеты с разными дебиторами и
кредиторами» (открыв к нему отдельный субсчет, например
«Предоставленные беспроцентные займы»), а не на счете 58-3
«Предоставленные займы», как финансовое вложение

Если условие о беспроцентности распространяется на прошлые периоды

Когда условие о беспроцентности вы вносите в договор займа задним числом (например, с самого начала его действия), обязательство по уплате процентов аннулируется, и новировать вам уже нечего .

Следовательно, у заимодавца-упрощенца не будет дохода в виде процентов на дату заключения такого дополнительного соглашения. А заимодавцу, применяющему общий налоговый режим, нужно будет уменьшить доходы текущего периода на суммы ранее учтенных в доходах процентов . Однако налоговики вряд ли с этим согласятся. Поэтому такие действия чреваты для вас обратными доначислениями, а также штрафом и пенями.

Если заемщик уплачивал проценты, то стороны должны решить, что делать с этими платежами. Например, можно зачесть их в счет погашения займа либо вернуть заемщику. При этом заимодавец-упрощенец на сумму зачтенных или возвращенных процентов может скорректировать налоговую базу по «упрощенному» налогу в текущем периоде . Но проверяющие наверняка будут против — такие суммы не поименованы в перечне расходов упрощенцев, а уменьшать непосредственно доходную часть налоговой базы можно лишь на суммы возвращенной покупателям предоплаты за товары (работы, услуги) .

Распространение условия о беспроцентности договора займа на прошлые периоды создаст сложности с учетом ранее признанных в доходах процентов. Налоговики, скорее всего, не разрешат исключить эти проценты из доходов.

Примечание. Если условие о беспроцентности вносится в договор задним числом, то заемщику на общем режиме или на УСНО, если он перечислял проценты заимодавцу, придется исключить такие проценты из расходов .

Как видите, переквалификация процентного договора займа в беспроцентный задним числом не выгодна вдвойне — аннулированные проценты вы будете вынуждены отразить в доходах и уплатить с них налоги.

От того, что вы новируете задолженность заемщика по процентам в заем, сумма этих процентов не перестает быть вашим доходом.

подп. 10 п. 1 ст. 251, подп. 1 п. 1.1 ст. 346.15 НК РФ

п. 1 ст. 414, п. 1 ст. 450, ст. 818 ГК РФ

п. 6 ст. 250, п. 6 ст. 271, п. 2 ст. 285 НК РФ

п. 6 ст. 250, п. 1 ст. 346.15 НК РФ

п. 1 ст. 346.17 НК РФ

подп. 49 п. 1 ст. 264, п. 1 ст. 269 НК РФ

п. 2 ст. 346.17 НК РФ

пп. 7, 16 ПБУ 9/99 «Доходы организации», утв. Приказом Минфина России от 06.05.99 N 32н; пп. 3, 6 ПБУ 19/02 «Учет финансовых вложений», утв. Приказом Минфина России от 10.12.2002 N 126н; Инструкция по применению Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций, утв. Приказом Минфина России от 31.10.2000 N 94н; Письмо Минфина России от 24.01.2011 N 07-02-18/01

п. 1 ст. 450, пп. 1, 3 ст. 453 ГК РФ

п. 1 ст. 346.16, п. 1 ст. 346.17 НК РФ

Впервые опубликовано в журнале «Главная книга» N08, 2011

Источник

Договоры займа между «своими»: риски

Чтобы привлечь в бизнес деньги, но сохранить над ним контроль, многие компании прибегают к займам от взаимозависимых лиц — дочерних и материнских компаний, учредителей, руководства. Но судебная практика показывает, что такие займы могут создать налоговые проблемы и для займодавца, и для заёмщика. Разберемся, какие есть риски и как их избежать.

В чём суть проблемы

Пристальный интерес налоговых органов к договорам займа между взаимозависимыми лицами в первую очередь связан с неры­ночным характером таких операций. Дело в том, что условия этих договоров сильно отличаются от обычных: беспроцентные займы, займы на длительное время (в том числе бессрочные), просроченные займы, по которым нет требований о возврате и уплате штрафов.

Получить такое финансирование на открытом рынке прак­тически невозможно. А значит, подобные условия связаны ис­ключительно с взаимозависимостью заёмщика и займодавца. Например, это касается ситуаций, когда такие договоры заключаются между материнской и дочерней компаниями или меж­ду должностными лицами, которые приходятся друг другу родственниками или друзьями.

С точки зрения налогового законодательства сделки, кото­рые совершаются на нерыночных условиях, не должны ничем отличаться от обычных сделок, а любые доходы, недополучен­ные в результате таких сделок, должны быть учтены для целей налогообложения (п. 1 ст. 105.3 НК РФ). А значит, займы между взаимозависимыми юридическими лицами могут иметь серьёзные налоговые последствия. Рассмотрим примеры.

Как смотрят на это суды

При проверках займов между «своими» налоговые органы ищут скрытые от налогообложения дохо­ды. Речь идёт не только о доначислении займодавцу процентов по договору беспроцентного займа, которые он мог бы полу­чить, если бы передал эти деньги независимому лицу. Налоговые органы смотрят на этот вопрос гораздо шире, проверяя и процентные займы и признавая сам заём доходом за­ёмщика. Такой подход нашёл поддержку и у судов.

Пример 1. ВС доначислила налог предпринимателю, который взял беспроцентный займ у нескольких ООО, где был участником

Представим ситуацию. Организация предоставила свое­му участнику — индивидуальному предпринимателю — заём без процентов и без указания срока возврата. При этом речь идёт не о единичной сделке: участник получил займы на оди­наковых условиях от нескольких компаний, которые контроли­ровал, и не вернул ни одного из них. По мнению инспекторов ФНС, подобные займы были выданы на нерыноч­ных условиях, а также свидетельствовали о том, что заёмщик не собирался возвращать полученные средства.

Оценив эти обстоятельства, Верховный Суд РФ пришёл к вы­воду, что все договоры были формальными, поэтому суммы займов должны признаваться доходом заёмщи­ка для целей налогообложения (Определение ВС от 03.04.2019 № 304-ЭС19-3151 по делу № А03-384/2018).

В результате заёмщик, который получал займы в статусе ИП, утратил право на применение УСН, так как превысил ли­мит по величине дохода (п. 2 ст. 346.12 НК РФ). Поэтому переквалификация займа привела к значительным до­начислениям по всей деятельности учредителя.

Пример 2. Суд переквалифицировал займ, который учредитель-ИП взял у своей компании, в дивиденды и доначислил НДФЛ

Схожий подход применили судьи ВС РФ и в Определении от 09.04.2019 № 307-ЭС19-5113 по делу № А26-3394/2018. Здесь уже деньги выдавались под процент, который реально упла­чивался учредителем, однако ФНС удалось убедить суд в том, что эти средства являются не займами, а дивидендами.

Дело в том, что стороной договора займа выступал учре­дитель, но не как простое физлицо, а как ИП. Все полученные средства он переводил на личные счета, в предприниматель­ской деятельности не использовал и не возвращал их займо­давцу. При этом деньги выдавались на длительный срок (более пяти лет), а ставка по займу была установлена в размере 2/3 учётной ставки ЦБ РФ.

По мнению ИФНС, совокупность этих фактов означала, что полученные деньги учредитель использовал для личных нужд и возвращать не планировал. Следовательно, он присвоил прибыль «своей» компании, поэтому эти займы нужно рассматривать как дивиденды. В дополнение инспекторы проанализировали и деятельность компаний-займодавцев и установили, что выдан­ные займы соответствовали сумме нераспределённой прибыли.

В результате физлицу был доначислен НДФЛ со всей суммы полученных займов, так как доходы в виде дивидендов в рамках УСН не облагаются налогом (п. 3 ст. 346.11 НК РФ). Одновре­менно учредителя оштрафовали за то, что он не представил де­кларацию по НДФЛ в отношении доначисленных сумм.

Что касается условия об уплате процентов, то оно сыграло против налогоплательщика, поскольку размер процентов был чётко привязан к учётной ставке ЦБ РФ. Включение в договор подобного условия суд признал недобросовестным поведени­ем обеих сторон, направленным исключительно на уклонение от уплаты НДФЛ с материальной выгоды по повышенной став­ке 35 % (у заёмщика) и от исполнения обязанностей налогового агента (у займодавца).

В данном случае займодавца не оштрафовали за неудержание НДФЛ с дивидендов, хотя все условия для этого были. Оценивая возможные налоговые последствия при займах между взаимозависимыми лицами, это тоже нужно принимать во внимание.

Пример 3. Суд переквалифицировал заём в безвозвратную финпомощь и доначислил налог на прибыль

Наконец, ВС РФ также встал на сторону налоговиков в деле об учёте в расходах процентов по договору займа. У за­ёмщика не было реальных источников, за счёт которых он мог бы возвратить заём. Займодавец об этом знал, но постоянно продлевал срок возврата займа. ФНС посчитала, что это подтверждает фиктивность займа. Суд пе­реквалифицировал его в безвозвратную финансовую помощь, переданную на развитие дочернего предприятия. В результате суммы процентов, которые заёмщик учитывал в расходах при методе начисления, были исключены, что при­вело к доначислению налога на прибыль (Определение ВС РФ от 08.04.2019 № 310-ЭС19-3529 по делу № А09-1493/2018).

Сдать отчётность и сформировать платёжку по налогу на основе декларации бесплатно

Как снизить риски

Как видим, займы между взаимозависимыми юридическими лицами, особенно беспроцентые, могут иметь серьёзные налоговые последствия. Если суд признает заёмные отношения фиктивными, это может привести, в частности, к доначислению налога на прибыль и НДФЛ. При этом даже если заёмщик реально уплачивает проценты за пользование займом, это не гарантирует, что займ не переквалифицируют. Как минимизировать риски?

Отказаться от займов на нерыночных условиях

Займы должны со­ответствовать рыночным условиям как «де юре», так и «де факто». Это значит, что при оформлении заёмных отношений между «сво­ими» мало включить в договор те же условия, что и в договоры с неаффилированными лицами. Нужно также фактически подтверждать реальность сделки. А для этого отслеживать исполнение договоров и требовать возврата денег по окончании срока займа. Также не стоит без обеспечения выдавать займы и продлевать договоры, если известно, что у заёмщика плохое финансовое состояние.

Вернуть деньги по формальным займам

Мы советуем провести ревизию уже имеющихся заёмных отношений и оценить их с точки зрения признаков формальности. И если такие признаки обнаружатся, то стоит предпринять меры по возврату средств, чтобы уменьшить ри­ск переквалификации займа и налоговых доначислений.

Взвесить риски по беспроцентным займам

Риск договора беспроцентного займа в том, что заёмщик фактически пользуется деньгами бесплатно. А значит, займодавцу могут доначислить доход в виде неполученных процентов (п. 1 ст. 105.3 НК РФ). Это возможно, если заёмщик применяет УСН «Доходы».

Рассчитайте, какой налог заплатили бы обе стороны, если бы займ выдавался под рыночный процент, и сравните эту сумму с текущими налоговыми обязательствами сторон. Если сумма налога с учётом процентов будет выше реальной, то риски велики и от заклю­чения такого договора беспроцентного займа стоит отказаться. Если же он уже заклю­чён, стоит изменить его условия и установить проценты. Гражданский кодекс позволяет придать этому условию обратную силу, распространив его действие на период с даты выдачи займа (п. 2 ст. 425 ГК РФ).

Эти меры значительно сни­зят риски переквалификации займов и на­логовых доначислений.

Эльба подготовит налоговую декларацию по УСН и рассчитает налоги. Сервисом пользуется 100 000 ИП и ООО. Попробуйте тоже, первые 30 дней бесплатно.

Не пропустите новые публикации

Подпишитесь на рассылку, и мы поможем вам разобраться в требованиях законодательства, подскажем, что делать в спорных ситуациях, и научим больше зарабатывать.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Как переводится?
Adblock
detector