Перевод ein heller und ein batzen перевод

Текст песни Немецкие песни — Ein Heller und ein Batzen

Ein Heller und ein Batzen
Albert Graf v. Schlippenbach, 1830

Геллер — старинная мелкая медная немецкая монета.(Аналог копейки)
Батцен — старинная немецкая серебряная монета.(Аналог полтинника)

1. Ein Heller und ein Batzen,
Die waren beide mein, ja mein
Der Heller ward zu Wasser,
Der Batzen zu Wein, ja Wein,
Der Heller ward zu Wasser,
Der Batzen zu Wein.

|: Heidi, heido, ha ha 😐
Heidi, heido, hei ha ha ha

2. Die Wirtsleut und die Mädel,
Die rufen beid’: «Oh weh! Oh weh!»,
Die Wirtsleut, wenn ich komme,
Die Mädel, wenn ich geh, ja geh.
Die Wirtsleut, wenn ich komme,
Die Mädel, wenn ich geh.

3. Mein Strümpf die sind zerrissen,
Mein Stiefel sind entzwei, ja zwei
Und draußen auf der Heide,
Da singt der Vogel frei, ja frei.
Und draußen auf der Heide,
Da singt der Vogel frei.

4. Und gäb’s kein Landstraß nirgends,
Da säß ich still zu Haus, ja Haus
Und gäb’s kein Loch im Fasse,
Da tränk ich gar nicht draus! Ja draus.
Und gäb’s kein Loch im Fasse,
Da tränk ich gar nicht draus!

5. Das war ‘ne wahre Freude,
Als mich der Herrgott schuf, ja schuf.
Ein Kerl wie Samt und Seide,
Nur schade, daß er suff, ja suff.
Ein Kerl wie Samt und Seide,
Nur schade, daß er suff.

Копейка и полтина
Они со мной давно, давно.
Копеечка — на воду,
Полтинник — на вино!
Копеечка — на воду,
Полтинник — на вино!

Хайди, хайдо, ха ха (2 раза)
Хайди, хайдо, ха ха

Селяне и девчонки,
Кричали мне:»О, жуть! О, жуть!»,
Когда я приближаюсь,
Когда я подхожу.
Когда я приближаюсь,
Когда я подхожу.

Мои носки порвались,
Сапог разорван весь, да, весь.
А птицы щебетали
Так весело с небес, с небес.
А птицы щебетали
Так весело с небес, с небес.

И не было б просёлков ,
Когда б я не ходил, ходил.
Я не был бы весёлым,
Когда бы я не пил, не пил!
Я не был бы весёлым,
Когда бы я не пил!

Меня Господь состряпал,
И я конечно рад, я рад.
Когда б я не был пьяным
Я был бы просто клад! Да, клад!
Когда б я не был пьяным
Я был бы просто клад! Да, клад! Эйн Хеллер унд Эйн Batzen
Альберт Граф против Schlippenbach , 1830

Геллер — . Старинная мелкая медная немецкая монета ( Аналог копейки )
Батцен — . Старинная немецкая серебряная монета ( Аналог полтинника )

1 . Эйн Хеллер унд Эйн Batzen ,
Die Waren Beide мейн, JA мейн
Der Хеллер отделение цу Wasser ,
Der Batzen цу Wein , JA Wein ,
Der Хеллер отделение цу Wasser ,
Der Batzen цу Wein .

| : Хайди , Heido , ха-ха : |
Хайди , Heido , хей -ха-ха

2 . Die Wirtsleut унд умереть Mädel ,
Die Rufen beid » :» О Вех ! О Вех ! » ,
Die Wirtsleut , Wenn ич Komme ,
Die Madel , Wenn ич Geh , JA GEH .
Die Wirtsleut , Wenn ич Komme ,
Die Madel , Wenn ич Geh .

3 . Mein Strumpf умереть Синд zerrissen ,
Mein Штиффеля Синд entzwei , JA Zwei
Und draußen Ауф дер Хайде
Да Singt дер Фогель Фрей , JA Фрей .
Und draußen Ауф дер Хайде
Да Singt дер Фогель Фрей .

4 . Kein Landstraß nirgends Und болтливости , в
Да Sass ич еще Zu Haus , JA Haus
Und болтливости в Kein Лох им Fasse ,
Да Trank ич гр Nicht draus ! Ja draus .
Und болтливости в Kein Лох им Fasse ,
Да Trank ич гр Nicht draus !

5 . Das войны » пе Wahre Freude ,
Als Mich дер Herrgott SchuF , JA SchuF .
Эйн Керл Wie Samt унд Seide ,
Нур Шаде , Dass э SUFF , JA SUFF .
Эйн Керл Wie Samt унд Seide ,
Нур Шаде , Dass э SUFF .

Копейка и полтина
Они со мной давно , давно .
Копеечка — на воду ,
Полтинник — на вино !
Копеечка — на воду ,
Полтинник — на вино !

Хайди , хайдо , ха ха (2 раза )
Хайди , хайдо , ха ха

Селяне и девчонки ,
Кричали мне : » О , жуть ! О , жуть ! » ,
Когда я приближаюсь ,
Когда я подхожу .
Когда я приближаюсь ,
Когда я подхожу .

Мои носки порвались ,
Сапог разорван весь , да , весь .
А птицы щебетали
Так весело с небес , с небес .
А птицы щебетали
Так весело с небес , с небес .

И не было б просёлков ,
Когда б я не ходил , ходил .
Я не был бы весёлым ,
Когда бы я не пил , не пил !
Я не был бы весёлым ,
Когда бы я не пил !

Меня Господь состряпал ,
И я конечно рад , я рад .
Когда б я не был пьяным
Я был бы просто клад ! Да , клад !
Когда б я не был пьяным
Я был бы просто клад ! Да , клад !

Источник

Песенка бродяги — Ein Heller und Ein Batzen

(по мотивам произведения графа Альберта фон Шлиппенбаха)

№ 1
Вот, други, две монеты.
Они со мной давным-давно.
Копеечка — на воду,
Полтинник – только на вино.
Копеечка – на воду.
Полтинник – на вино!

ПРИПЕВ:
Ай-ли, ай-лю, ай-ля, (ха-ха-ха!)
Ай-ли, ай-лю, ай-ля, (ха-ха!)
Ай-ли! Ай-лю! Ай-ля,
Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!
Ай-ли, ай-лю, ай-ля, (ха-ха-ха!)
Ай-ли, ай-лю, ай-ля, (ха-ха!)
Ай-ли! Ай-лю! Ай-ля!

№ 2
Сапог опять прорвался,
Носки – дуршлаг давным-давно!
А я и не горюю,
Когда во мне бурлит вино.
А я и не горюю
Когда во мне вино!

№3
Меня все угощают,
Когда в трактир я захожу,
Играя на гармошке
Я всех там очень веселю,
Играя на гармошке
Я всех там веселю.

№4
А если волей судеб
В деревне вдруг я окажусь,
Облапаю красотку –
У ней и на ночь остаюсь,
Облапаю красотку –
У ней и остаюсь!

№5
Меня Господь так сляпал
И я, конечно, очень рад.
Когда б не пил я вовсе –
Я был бы просто сущий клад.
Когда б не пил я вовсе –
Я был бы просто клад!

#1.
Ein Heller und ein Batzen,
Die waren beide mein, ja mein
Der Heller ward zu Wasser,
Der Batzen zu Wein, ja Wein,
Der Heller ward zu Wasser,
Der Batzen zu Wein.

|: Heidi, heido, ha-ha 😐
Heidi, heido, heida, ha-ha-ha

#2.
Die Wirtsleut und die Maedel,
Die rufen beid’: «Oh, weh! Oh, weh!»,
Die Wirtsleut, wenn ich komme,
Die Maedel, wenn ich geh, ja geh.
Die Wirtsleut, wenn ich komme,
Die Maedel, wenn ich geh.

#3.
Mein Struempf die sind zerrissen,
Mein Stiefel sind entzwei, ja zwei
Und draussen auf der Heide,
Da singt der Vogel frei, ja frei.
Und draussen auf der Heide,
Da singt der Vogel frei.

#4.
Und gaeb’s kein Landstrass nirgends,
Da saess ich still zu Haus, ja Haus
Und gaeb’s kein Loch im Fasse,
Da traenk ich gar nicht draus! Ja draus.
Und gaeb’s kein Loch im Fasse,
Da traenk ich gar nicht draus!

#5.
Das war ‘ne wahre Freude,
Als mich der Herrgott schuf, ja schuf.
Ein Kerl wie Samt und Seide,
Nur schade, dass hier suff, ja suff.
Ein Kerl wie Samt und Seide,
Nur schade, dass hier suff.

___________________
Примечания и комментарии:
Геллер — старинная немецкая серебряная монета, аналог голландского «Талера». Чеканилась первоначально с изображением руки с крестом.
Батцен — мелкая разменная монета, из низкопробного серебра, чеканилась первоначально с изображением медведя (символом города Берн, Швейцария).
На момент написания позиционировалась как типичная студенческая песня. Потом, в маршевом варианте — как строевой марш солдат Вермахта. В настоящее время — как German Beer Drinking Music.

Источник

Перевод ein heller und ein batzen перевод

Помните песню про чёрно-коричневый лесной орех, о которой мы как-то рассказывали? «Schwarzbraun ist die Haselnuss…» — излюбленную маршевую песню советской пионерии и германского вермахта — помните? Помните все те немыслимые рулады и переливы, которыми отличается её припев? Так вот, в этом смысле у неё есть вполне достойный конкурент (да и не только в этом смысле, впрочем). Послушайте сами и сравните припевы обеих песен:

Обе песни — старые. Очень старые. Добавить к ним ещё «Wenn die Soldaten…» (о ней мы тоже писали в своё время) — и мы получим славную троицу красивых песен с глубокими народными традициями.

Их любят и их поют до сих пор. Вы знаете, трудно удивляться тому, что семь десятилетий назад их любили и пели немецкие парни в солдатских шинелях. Было бы странно, будь оно иначе. Та песня, о которой мы сегодня поговорим, звучала в марте 1938 года на улицах ликующей Вены и в октябре следующего года — на застывших от ужаса варшавских улицах. Вот как она тогда звучала (фонограмма из кинообозрения «Degeto Weltspiegel», номер 25, 1941 год):

Но начнем мы свой рассказ вовсе не с 1941 года, а с далёкого 1709 года. Тогдаший «бог войны», шведский король Карл, что-то там не учёл в своих усилиях приобщить Россию к западной цивилизации и в конце июня потерпел неожиданное и сокрушительное поражение в ходе битвы под Полтавой (есть странная закономерность в том, что и все прошлые, и все последующие попытки подобного рода, предпринимаемые самыми разными «богами войны», непременно приводили их к поражениям столь же неожиданным, сколь и сокрушительным). В официальной бумаге, составленной после битвы русскими «генштабистами» и озаглавленной «Обстоятельная реляция о главной баталии межь войск его царского величества российского и королевского величества свейского учинившейся неподалеку от Полтавы сего июня в 27 день, 1709-го лета», с интересом читаем среди прочего:

… Меж темже послан господин генерал от кавалерии князь Меншиков и генералы-лейтенанты Геншхин и Ренцель с шестью полками и с пятью баталионами пехоты на оную вышеупомянутую оторванную пехоту и конницу в лес, который пришед оных [шведов, то есть — ВлВ ] атаковали и вскоре с помощью божиею наголову побили и генерала-маеора Шлиппенбаха взяли…

Через сто с лишним лет, уже после очередной попытки приобщить Россию к западной цивилизации и, соответственно, после поражения — неожиданного и сокрушительного — очередного «бога войны», Пушкин опишет упомянутый эпизод Полтавской битвы следующими бессмертными строками:

Между прочим, далеко сквозь теснины не ушел и «генерал-маеор Розен»: вскоре и он «со всеми при нем будучими из редут вышед ружье положили, и на дискрецию его царскому величеству здались». Да что там генерал-майоры! И командовавший сражением фельдмаршал короля Карла, и его первый министр — никто от плена не ушёл. Сам же «бог войны», вовремя оценив обстановку, успел-таки скрыться в направлении Турции, на что царь Пётр, обращаясь к своим пленникам, с искренним огорчением посетовал:

Вчерашнего числа брат мой король Карл просил вас в шатры мои на обед, и вы по обещанию в шатры мои прибыли, а брат мой Карл ко мне с вами в шатер не пожаловал, в чем пароля своего не сдержал. Я его весьма ожидал и сердечно желал, чтоб он в шатрах моих обедал, но когда его величество не изволил пожаловать ко мне на обед, то прошу вас в шатрах моих отобедать…

Отобедав в царских шатрах, немолодой прибалтийский барон фон Шлиппенбах задумался, очевидно, о превратностях судьбы: ведь всего-то 9 лет прошло с той поры, как гонял он русских под Нарвой. Научил на свою голову… Но Пётр совсем не кокетничал, поднимая «за учителей своих заздравный кубок». И Антон Вольмар фон Шлиппенбах, человек чести, не мог этого не оценить. Отныне судьба прибалтийских Шлиппенбахов оказалась связанной с судьбой России, так что в 1941 году один из его потомков имел полное право сказать с гордостью: «Мы уже 232 года как русские».

Вот таким образом русские Шлиппенбахи и оказались в России, попав сюда через Швецию из Германии, где и поныне живут представители этого древнего дворянского рода — первые упоминания о нём относятся к 1154 году.

А словечко «пылкий» прилепилось к «генералу-маеору» Шлиппенбаху намертво: Шлиппенбах — значит, пылкий. С чего бы это Пушкин назвал пылким уже перешагнувшего свой полувековой рубеж барона? Но ведь назвал же… Собственно говоря, подмеченная Пушкиным пылкость характера была, кажется, присуща всем Шлиппенбахам. А как иначе объяснить то, что столетие спустя, в 1820-х годах, один дальний немецкий родственник пылкого «генерала-маеора», молодой граф Альберт фон Шлиппенбах, студент-юрист в Гёттингене, написал такие вот легкомысленные строки:

Поступив в университет, девятнадцатилетний Альберт быстро завоевал там репутацию человека с необычайно развитым чувством юмора. Отнюдь не чураясь прелестей студенческой жизни, он увлекался также и поэзией. Короче говоря, он был «с душою прямо геттингенской, красавец, в полном цвете лет, поклонник Канта и поэт». Трудно сказать, встречал ли он в Гёттингене некоего Владимира Ленского, но вот с другим поэтом, Генрихом Гейне, он там сталкивался. Позднее Шлиппенбах вспоминал: «Если б я только мог тогда предвидеть, какие большие таланты дремлют в этом неприятном и неопрятном молодом парне, то наверняка познакомился бы с ним поближе».

«Ein Heller und ein Batzen» — «Копейка и полтина» … Русский перевод представляется весьма удачным. Геллер — это древняя мелкая монета, в начале XIX века давно уже ставшая синонимом мелочи. Например, читаем в Евангелии от Матфея (Matthäus 5 , 26), в немецком переводе Мартина Лютера: «Wahrlich, ich sage dir: Du wirst nicht von dannen herauskommen, bis du auch den letzten Heller bezahlest» (в русском варианте Евангелия тот же самый смысл передан, правда, через упоминание другой мелкой денежной единицы, кодранта: «Истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта»).

Подобную же фразу можно найти и в Евангелии от Луки (Lukas 12 , 59).

Впрочем, геллеры ещё совсем недавно были кое-где в ходу: например, в Чехии, в качестве сотой доли кроны. Разумеется, на один чешский геллер было невозможно что-либо купить — разве что продать. А вот батцен, монета значительно более весомая, была в своё время распространена в Швейцарии и в Южной Германии, постепенно исчезнув к середине XIX века.

Распределение студенческого бюджета между водой и вином в соотношении 1 к 32 (именно такое соотношение, в лучшем для геллера случае, и было между ним и батценом), по-видимому, казалось молодому графу Альберту фон Шлиппенбаху весьма разумным. Надо сказать, что в этом своём мнении он был неодинок. Студентам понравились стихи про копеечку и полтину, равно как и их продолжение:

Перевод не буквальный, но по смыслу верен. Не правда ли, прелестные стихи? Они так и просятся на музыку. Музыкой их снабдил совсем тогда ещё молоденький Франц Теодор Куглер, искусствовед и композитор, приспособив с этой целью старую и незамысловатую народную мелодию. И вот в 1830 году песня появилась в его «Альбоме для эскизов» («Skizzenbuch»), хотя ещё раньше её с удовольствием исполняли в студенческой среде. Ясное дело, что специфические условия, в которых она исполнялась, потребовали внести в текст Шлиппенбаха некоторые дополнения — в виде такого вот залихватского припева, позднее ставшего настоящей «визитной карточкой» всей песенки:

Действительно, тот поистине мефистофельский хохот, который мы слышим в припеве, впечатлит кого угодно… Очень скоро, и не только среди студентов, песня стала известной и любимой, перейдя со временем в разряд народных. Послушайте «Ein Heller und ein Batzen» в современном оригинальном исполнении столь любимого мною Детлефа Кордеса:

Между прочим, самозабвенно звучащие в припеве слова «Heidi heido heida» — это просто сокращение от женского имени. Например, Adelheid. Или, возможно, Heidrun. Кем была для молодого графа эта самая Адельхайда (или, может, Хайдрун, Хайде) — Бог весть. Во всяком случае, песня столь фривольного содержания, в отличие от «Лесного ореха», не имела у советской пионерии никаких шансов.

Когда наступило военное безумие, «Ein Heller und ein Batzen» оказалась востребованной. В качестве солдатской маршевой песни немецкого вермахта она стала печально известна во многих странах. На одном из польских сайтов я встретил недоумение по поводу того, что солдатам вообще разрешали исполнять столь легкомысленную песенку: уж очень нелепо выглядит сцена в полном снаряжении марширующих по Варшаве немцев, «которые с грозными минами и словно бы с презрением к полякам поют песенку о пьянстве и увеселениях» .

Пели… На два голоса пели и с увлечением. И до сих пор многим кажутся зловещими и «Ein Heller und ein Batzen» , и «Wenn die Soldaten» , и «Schwarzbraun ist die Haselnuss» , и «Erika» . Но не песня виновата в том, что Вена восторженно встречала немецкий вермахт. Не песня виновата в том, что звучала она на разрушенных варшавских улицах. Не песня виновата в том, что пропагандисты иллюстрировали ею наступление немецкого горно-стрелкового корпуса из Норвегии на Кольский полуостров.

«Опыт истории говорит, что гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское — остаётся». Мне трудно судить, насколько искренен был в 1942 году человек, произнёсший эти слова. Но это — чистая правда.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Как переводится?
Adblock
detector