Перевод in flanders fields the poppies blow перевод

Перевод in flanders fields the poppies blow перевод

4 августа 1914 года Канада объявила войну Германии. В течение трех недель 45.000 канадцев записались в ряды армии. Среди добровольцев был и военный хирург Джон МакКрэй (John McCrae).
Он взял с собой подарок друга — лошадь Bonfire (Костер). Позднее он писал письма с фронта своим маленьким племянникам «от ее имени» и вместо печати ставил отпечаток ее подковы.

В апреле 1915 года он воевал в Бельгии, недалеко от Ипра, в местности, традиционно называемой Фландрией. Именно здесь произошло одно из самых жестоких сражений Первой Мировой войны — так называемая «2я битва при Ипре».
В попытке прорвать линию обороны немцы применили отравляющий газ (названный «иприт») против войск союзников. Несмотря на смертоносное действие газа, союзники сражались героически и продержались еще 16 долгих дней и ночей.
В окоп, где помещался госпиталь, непрерывно поступали сотни раненых, и военный врач МакКрэй работал не покладая рук, стараясь облегчить их страдания. Он был окружен умирающими и мертвыми. В письме матери он так описывал битву при Ипре:
«Основное мое впечатление этих дней — кошмар. Мы находимся в одном из самых страшных сражений. Семнадцать дней и семнадцать ночей, бодрствуя, я слышу звуки стрельбы и гром пушек, которые не стихают ни на минуту. И фоном этому служит зрелище сотен убитых, умирающих, раненых, контуженных людей».

2 мая 1915 года осколком снаряда был убит близкий друг МакКрэя, недавний студент из Оттавы, лейтенант Алексис Хелмер, и его похоронили рядом с полевым госпиталем, в полной темноте, т.к. из соображений безопасности зажигать огонь было категорически запрещено. За неимением пастора МакКрей прочитал молитву на его могиле, отмеченной еще одним простым деревянным крестом.

На следующее утро, в перерыве между атаками, ожидая очередную партию раненых, Джон МакКрэй написал 15 строчек, которые вскоре стали известны во многих странах. Это было стихотворение, начинающееся словами: «In Flanders Fields the poppies blow». (перевод мой).

На полях Фландрии
На полях Фландрии колышутся маки
Среди крестов, стоящих за рядом ряд,
Отмечая место, где мы лежим. А в небе
Летают ласточки, храбро щебеча,
Заглушаемые громом пушек на земле.

Мы Мертвые. Не так давно
Мы жили, видели рассветы, горящие закаты,
Любили и были любимы, а теперь мы
Лежим на полях Фландрии.

Примите из наших рук
Факел борьбы с врагом,
Он ваш, держите его высоко.
Если вы уроните нашу веру, — тех, кто погиб,
Мы не сможем спать, хотя маки растут
На полях Фландрии.

Молодой сержант Cyril Allinson, разносивший в то утро почту, наблюдал, как МакКрэй писал. Доктор увидел подошедшего почтальона, но продолжал писать, пока тот терпеливо ждал. «Его лицо выглядело очень усталым, но спокойным, когда он писал. Время от времени он смотрел вокруг, и часто его глаза останавливались на могиле Хелмера,» — вспоминал Эллинсон. Спустя пять минут, закончив писать, он взял у сержанта почту и, не говоря ни слова, протянул ему планшет. Эллинсон был тронут тем, что он прочел: «Стихотворение было очень точным описанием того, что мы видели перед собой. Он использовал слово «blow» в первой строчке, потому что маки действительно колыхались в это утро под дуновением легкого восточного ветерка. В тот момент я не мог бы и подумать, что это стихотворение может быть напечатано. Оно просто показалось мне очень точным описанием картины вокруг».
Воспоминания Эллинсона перекликаются со словами лейтенант-полковника Эдварда Моррисона: «На пару сотен ярдов растянулись цепи нашего пехотного полка, и на протяжении 16 дней можно было наблюдать, как оставшие в живых во время коротких передышек выползали из окопов, чтобы похоронить своих мертвых товарищей. Так день за днем ряды крестов тянулись все дальше и дальше, и между ними цвели алые маки. И, как в точности описал это Джон, ранним утром можно было услышать щебет ласточек в коротких паузах между разрывами снарядов и звуками наших ответных выстрелов».
Именно Моррисон отослал это стихотворение в Лондон, где оно было напечатано в журнале «Punch» в декабре 1915 года. В течение нескольких месяцев оно стало символом самопожертвования всех, кто сражался в этой войне, и вскоре обошло все фронты Первой Мировой войны. Оно было переведено на многие языки. До сих пор «In Flanders Fields» остается неотъемлемой частью Rememberance Day в Канаде и других странах.

. Алые маки — символ Памяти

Дикие маки — единственные цветы, которые могут цвести, когда все вокруг мертво. Вот почему на полях Фландрии, перепаханных четырьмя годами сражений, было море маков — ни до войны, ни после никто не видел ничего подобного!
Частично это заслуга МакКрэя в том, что мак стал цветком Памяти павших в Канаде, Великобритании, Франции, Соединенных Штатах и некоторых европейских странах-союзниках.

Маки были в 1917 году изображены в Канаде на объявлениях, призывающих покупать Victory Loan Bonds (облигации государственного займа), и, возможно, благодаря этому, кампания вместо ожидаемых $150 млн собрала $400 млн.

Через три года после написания стихотворения американка Мойна Майкл (Moina Michael) стала носить красный мак в знак памяти миллионов погибших в войне. В 1920 году француженка Madame Guerin, во время поездки в США узнала об этой традиции и по возвращении во Францию решила продавать рукодельные маки для того, чтобы собрать деньги для детей, чьи родители были убиты во время войны.
В ноябре 1921 года первые маки появились в Канаде.

Каждый год с начала ноября около 13 миллионов маков расцветают в Канаде — их можно увидеть на куртках, платьях и головных уборах. Таким образом почти половина населения Канады показывают, что они помнят о тех, кто не вернулся в Канаду с полей сражений.

Источник

В полях Фландрии Джон МакКрэ

Во Фландрии, в полях весенних,
Кровавых маков наважденье,
И чёрные крестов ряды
Заметны только с высоты,
И жаворонка слышно пенье.

Мы умерли. Казалось вечно
Мы будем живы, и беспечно
Любили жизнь, рассвет, закат.
Во Фландрии, над полем — смрад,
Здесь мы останемся навечно.

Так бросьте ссориться с врагами,
Не доводите мир до грани,
Потушен будь огонь вражды!
А мы не спим. Крестов ряды
Во Фландрии, на поле брани.

In Flanders Fields

In Flanders Fields the poppies blow
Between the crosses, row on row,
That mark our place; and in the sky
The larks, still bravely singing, fly
Scarce heard amid the guns below.
We are the Dead. Short days ago
We lived, felt dawn, saw sunset glow,
Loved, and were loved, and now we lie
In Flanders fields.
Take up our quarrel with the foe
To you from failing hands we throw
The torch, be yours to hold it high
If ye break faith with us who die
We shall not sleep, though poppies grow
In Flanders fields.

4 августа 1914 года Канада объявила войну Германии. В течение трех недель 45.000 канадцев записались в ряды армии. Среди добровольцев был и военный хирург Джон МакКрэй (John McCrae).
Он взял с собой подарок друга — лошадь Bonfire (Костер). Позднее он писал письма с фронта своим маленьким племянникам «от ее имени» и вместо печати ставил отпечаток ее подковы.
В апреле 1915 года он воевал в Бельгии, недалеко от Ипра, в местности, традиционно называемой Фландрией. Именно здесь произошло одно из самых жестоких сражений Первой Мировой войны — так называемая «2я битва при Ипре».
В попытке прорвать линию обороны немцы применили отравляющий газ (названный «иприт») против войск союзников. Несмотря на смертоносное действие газа, союзники сражались героически и продержались еще 16 долгих дней и ночей.
В окоп, где помещался госпиталь, непрерывно поступали сотни раненых, и военный врач МакКрэй работал не покладая рук, стараясь облегчить их страдания. Он был окружен умирающими и мертвыми. В письме матери он так описывал битву при Ипре:
«Основное мое впечатление этих дней — кошмар. Мы находимся в одном из самых страшных сражений. Семнадцать дней и семнадцать ночей, бодрствуя, я слышу звуки стрельбы и гром пушек, которые не стихают ни на минуту. И фоном этому служит зрелище сотен убитых, умирающих, раненых, контуженных людей».
2 мая 1915 года осколком снаряда был убит близкий друг МакКрэя, недавний студент из Оттавы, лейтенант Алексис Хелмер, и его похоронили рядом с полевым госпиталем, в полной темноте, т.к. из соображений безопасности зажигать огонь было категорически запрещено. За неимением пастора МакКрей прочитал молитву на его могиле, отмеченной еще одним простым деревянным крестом.
На следующее утро, в перерыве между атаками, ожидая очередную партию раненых, Джон МакКрэй написал 15 строчек, которые вскоре стали известны во многих странах. Это было стихотворение, начинающееся словами: «In Flanders Fields the poppies blow».

Источник

Дж. МакКрей. В полях Фландрии In Flanders Fields

Джон МакКрей (1872-1918).
В полях Фландрии In Flanders Fields, с англ.

Багровым маком заросли’
Поля, где в землю мы легли,
И, ввысь взметён взрывной волной,
Щебечет жаворонок шальной,
Чью песнь не различишь вдали.

Еще вчера мы жить могли,
Любить, дышать. тут грянул бой,
И нас в родные погребли
Брабантские поля.

Но пусть наш факел боевой
Подхватит братьев наших строй,
И всем, кто смерть в борьбе нашли,
Дадут покой в земле сырой
Поля, где маки расцвели,
Брабантские поля.

Густыми маками горят
Поля фламандские, где в ряд
Кресты стоят; и ввысь летя,
Щебечет жаворонок, хотя
Орудий рёв сильней стократ.

Ещё немного дней назад
Мы жили. Вдруг разверзся ад,
И пали мы, костьми мостя
Фламандские поля.

Но ты продолжишь битву, брат,
Ты сменишь выбывших солдат,
Врагу за нашу гибель мстя.
Иначе, маком шелестя,
Нам дать покой не захотят
Фламандские поля.

Об авторе по разным Интернет-источникам:

Стихотворение «В полях Фландрии» написано канадским военным, врачом и поэтом Джоном МакКреем,
оно посвящено событиям Первой мировой войны и стало одним из символов
Дня Памяти в странах англоязычного Содружества.

Вот что, например, сообщает источник

«Сегодня члены британской королевской семьи побывали в крепости Тауэр. Там они прогулялись по маковому полю — инсталляции из 888 246 керамических цветков, каждый из которых символизирует одного из погибших британских военнослужащих во время Первой мировой войны.» (С)

Об авторе с сайта http://canadianweb.org/people/john-mccrae/
» М а к и п о д п о л к о в н и к а Д ж о н а М а к — К р е я.

Ровно в 11 часов утра 11 ноября Канада на две минуты погружается в молчание.
Две минуты – две войны. Канадцы отдают честь солдатам, погибшим на фронтах
Первой и Второй мировой. Живые кланяются мертвым. Это День памяти – красных
маков, которые можно видеть повсюду: на полях, на одежде, на гранитных плитах
могил, на крестах церквей.
Это маки Джона Мак-Крея – героя Канады, врача, воина и поэта.

Джон Александр Мак-Крей родился 30 ноября 1872 года, в городе Гуэлф канадской
провинции Онтарио. Выходец из семьи шотландских эмигрантов, он учился в местном
колледже, где вступил в военный полк. В 1892 году Мак-Крей поступил в
университет Торонто, где и опубликовал свои первые стихотворения, но из-за
развившейся астмы ему пришлось прервать учебу.
К тому времени юноша стал капитаном и командовал ротой. Позже ему удалось
окончить университет, получив степень бакалавра медицины.

Мак-Крей проходил медицинскую практику в детском санатории в Балтиморе, работал
патологоанатомом, а затем ассистентом врача в больницах Монреаля. В 1904 году
он провел несколько месяцев в Англии, изучая медицину, где стал членом
Королевского колледжа врачей.
Вернувшись, открыл частную практику, читал лекции, лечил инфекционные
заболевания, сопровождал экспедицию генерал-губернатора Канады лорда Грея
по Гудзону, получив кафедру профессора, преподавал патологию в университетах
Вермонта и Монреаля.
В 1914 году, после объявления Канадой войны Германии, Джон Мак-Крей записался
в ряды добровольцев в качестве военного хирурга. Вместе с Костром – лошадью,
подаренной другом, он дошел до Ипра (Бельгия), где в 1915 году произошла одна
из самых страшных битв Первой мировой. Здесь, во Фландрии, 17 дней и 17 ночей
травили немцы смертоносным газом войска союзной армии, но солдаты стойко
держали линию обороны, покрывая своими телами маковые поля.
17 дней и 17 ночей не спал подполковник Мак-Крей, пытаясь помочь выжить
раненым и облегчить страдания умирающих. Он читал отходную молитву возле
наспех вырытой могилы своего близкого друга Хелмера, и на следующий день,
в перерыве между атаками, написал возле этой могилы 15 строк. Эти 15 строк
разлетелись по всему миру, обессмертив покрытые алыми маками поля
Фландрии и павших на них героев.
Стихи Джона Мак-Крея стали национальным символом героизма и самопожертвования,
использовались как лозунг в многочисленных благотворительных акциях, проводимых
с целью оказания помощи жертвам войны. Сегодня не только в Канаде знают
наизусть стихотворение «На полях Фландрии». Жители Великобритании, Франции
и США каждый год приносят живые пламенеющие маки к мемориалам защитников родины
и украшают бумажными цветами свою одежду в знак скорби.

1 июня 1915 года подполковник Джон Мак-Крей был вынужден оставить действующую
армию ради основания нескольких канадских госпиталей на западе Франции.
Он не дожил до окончания войны – выхаживал солдат, забывая о собственном
здоровье, и в конце концов умер от воспаления легких. Это случилось 28 января
1918 года. Его похоронили с почестями на кладбище в Булонь-сюр-Мер (Франция).
Любимая лошадь Костер сопровождала траурную процессию.

После себя Мак-Крей оставил несколько медицинских трудов, бессмертные стихи
и славную память в сердцах современников и потомков. Несколько школ в Онтарио
названы в его честь, в Канадском военном музее есть галерея Мак-Крея, музей
Джона открыт также в Гуэлфе.
Имя канадского героя увековечено в Ипре – в местном музее, названном в честь
стихотворения «На полях Фландрии», хранится его фотография и мемориальная
доска.
Мемориал Мак-Крею установили в университете Макгилла в Монреале, где он
преподавал медицину.
Правительство Бельии намерено разбить мемориальные сады в местах военных
сражений. Их назовут «поля Фландрии». Наверное, в этих садах будут цвести
алые маки – в память о миллионах погибших и о Джоне Мак-Крее.» (С)

От переводчика:
Я бы хотел еще сделать два довольно тривиальных, но м.б. не лишних замечания.

1. Речь в стихотворениии идет о героях, павших на маковых полях Фландрии.
Кроваво-красный цветок мака с незапамятных времен служит символом сна
(атрибут бога Гипноса у др. греков) и смерти (Танатоса).
«В более поздних (христианских) легендах мак нередко ассоциируется
с невинно пролитой кровью» (Википедия).
См. подробнее, напр., http://origin.iknowit.ru/paper1270.html, где в частности
сказано также следующее:
«Существовало поверье, что на полях сражений растёт много красных маков не
случайно – якобы это кровь погибших солдат. Особенно правдоподобно это
выглядело после Первой мировой войны во Фландрии, когда после захоронения
убитых поля неожиданно заалели. Но всё объясняется довольно рационально:
в состоянии покоя маковые семена могут лежать очень долго, и не обязательно
всходить – но если землю перекопать, цветы «оживают».» (С)

2. Мне кажется не совсем случайным то обстоятельство, что во всем тексте
всего лишь две рифмы (притом мужские): это сообщает ему определенную
монотонность, тяжелую поступь, траурную интонацию. И это было бы желательно
сохранить в переводе.

John McCrae
In Flanders Fields

In Flanders fields the poppies blow
Between the crosses, row on row,
That mark our place; and in the sky
The larks, still bravely singing, fly
Scarce heard amid the guns below.

We are the Dead. Short days ago
We lived, felt dawn, saw sunset glow,
Loved and were loved, and now we lie
In Flanders fields.

Take up our quarrel with the foe:
To you from failing hands we throw
The torch; be yours to hold it high.
If ye break faith with us who die
We shall not sleep, though poppies grow
In Flanders fields.
May 1915

Источник

Читайте также:  Перевод юбка на немецкий
Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Как переводится?
Adblock
detector
In Flanders Fields
In Flanders fields the poppies blow
Between the crosses, row on row,
That mark our place; and in the sky
The larks, still bravely singing, fly
Scarce heard amid the guns below.

We are the Dead. Short days ago
We lived, felt dawn, saw sunset glow,
Loved, and were loved, and now we lie
In Flanders fields.

Take up our quarrel with the foe:
To you from failing hands we throw
The torch; be yours to hold it high.
If ye break faith with us who die
We shall not sleep, though poppies grow
In Flanders fields.