Перевод nightwish song of myself

Перевод песни
Nightwish — Song of Myself

The nightingale is still locked in the cage

Соловей всё ещё заперт в клетке.

The deep breath I took still poisons my lungs

Я глубоко вдохнул яд, что всё ещё отравляет мои лёгкие.

An old oak sheltering me from the blue

Старый дуб укрывает меня от синевы небес,

Sun bathing on its dead frozen leaves

Солнечные лучи купаются в его мёртвых замёрзших листьях.

A catnap in the ghost town of my heart

Моё сердце дремлет в опустевшем городе,

She dreams of storytime and the river ghosts

Оно мечтает о времени историй и речных призраках,

Of mermaids, of Whitman’s and the ride

О русалках, о Уитмане и путешествиях,

Raving harlequins, gigantic toys

Безумных арлекинах и гигантских игрушках.

A song of me a song in need

Песня обо мне нуждается

Of a courageous symphony

A verse of me verse in need

Стих обо мне нуждается

Of a pure-heart singing me to peace

В чистом сердце, умиротворяющим меня своим пением.

All that great heart lying still and slowly dying

Все великие сердца безмолвно лежат и медленно погибают,

All that great heart lying still on an angelwing

Все великие сердца тихо покоятся на ангельских крыльях.

All that great heart lying still

Все великие сердца тихо покоятся

In silent suffering

В безмолвном страдании,

Smiling like a clown until the show has come to an end

Улыбаясь, словно клоуны, пока шоу подходит к концу.

What is left for encore

Что же остаётся на бис? –

Is the same old dead boy’s song

Всё та же старая песня мёртвого мальчика,

All that great heart lying still and slowly dying

Все великие сердца безмолвно лежат и медленно погибают,

All that great heart lying still on an angelwing

Все великие сердца тихо покоятся на ангельских крыльях.

A midnight flight into Covington Woods

Полуночный полёт в Ковингтонские леса ,

A princess and a panther by my side

Принцесса и пантера на моей стороне,

These are Territories I live for

Эти места — мой дом,

I’d still give it everything to love you more

И я, как и прежде, отдаю тебе всё это, чтобы любить ещё сильнее.

A song of me a song in need

Песня обо мне нуждается

Of a courageous symphony

A verse of me verse in need

Стих обо мне нуждается

Of a pure-heart singing me to peace

В чистом сердце, умиротворяющим меня своим пением.

All that great heart lying still and slowly dying

Все великие сердца безмолвно лежат и медленно погибают,

All that great heart lying still on an angelwing

Все великие сердца тихо покоятся на ангельских крыльях.

Now all that great heart lying still

Теперь все великие сердца тихо покоятся

In silent suffering

В безмолвном страдании,

Smiling like a clown until the show has come to an end

Улыбаясь, словно клоуны, пока шоу подходит к концу.

What is left for encore

Что же остаётся на бис? –

Is the same old dead boy’s song

Всё та же старая песня мёртвого мальчика,

All that great heart lying still and slowly dying

Все великие сердца безмолвно лежат и медленно погибают,

All that great heart lying still on an angelwing

Все великие сердца тихо покоятся на ангельских крыльях.

Sometimes the sky is piano black

Иной раз небеса, словно чёрное пианино,

Piano black over cleansing waters

Чёрное пианино над очищающими водами.

Resting pipes, verse of bore

Безмолвная свирель, тоскливый стих,

Rusting keys without a door

Ржавые ключи без дверей.

Sometimes the within is piano black

Иной раз душа, словно чёрное пианино,

Piano black over cleansing waters

Чёрное пианино над очищающими водами.

All that great heart lying still and slowly dying

Все великие сердца безмолвно лежат и медленно погибают,

All that great heart lying still on an angelwing

Все великие сердца тихо покоятся на ангельских крыльях.

I see a slow, simple youngster by a busy street,

Я вижу медленно бредущего простого паренька на оживлённой улице,

With a begging bowl in his shaking hand.

С протянутой дрожащей рукой он просит милостыню.

Trying to smile but hurting infinitely. Nobody notices.

Пытается улыбнуться, но это причиняет ему непрерывную боль. Никто не замечает.

Я замечаю, но прохожу мимо.

An old man gets naked and kisses a model-doll in his attic

Обнажённый старик целует куклу на чердаке.

It’s half-light and he’s in tears.

В полумраке из его глаз льются слёзы.

When he finally comes his eyes are cascading.

И когда он наконец-то достигает оргазма, слёзы льются в три ручья.

I see a beaten dog in a pungent alley. He tries to bite me.

Я вижу избитую собаку в подворотне. Она пытается укусить меня.

All pride has left his wild drooling eyes.

В её диком слезливом взгляде не осталось гордости.

I wish I had my leg to spare.

Как жаль, что у меня не было лишней ноги.

A mother visits her son, smiles to him through the bars.

Мать навещает сына, улыбается ему сквозь решётку.

She’s never loved him more.

Она никогда не любила его сильнее.

An obese girl enters an elevator with me.

Толстая девушка заходит в лифт вместе со мной.

All dressed up fancy, a green butterfly on her neck.

Её наряд забавен, на шее — зелёная бабочка.

Terribly sweet perfume deafens me.

Меня удушают её ужасно сладкие духи.

She’s going to dinner alone.

Она идёт на обед в одиночестве.

That makes her even more beautiful.

И это делает её ещё более прекрасной.

I see a model’s face on a brick wall.

Я вижу лицо модели на кирпичной стене.

A statue of porcelain perfection beside a violent city kill.

Совершенная статуя из хрусталя посреди жестокого города-убийцы.

A city that worships flesh.

Города, что поклоняется плоти.

The 1st thing I ever heard was a wandering man telling his story

Первая история, которую я услышала, был рассказ странника.

It was you, the grass under my bare feet

Это был ты, трава под моими босыми ногами,

The campfire in the dead of night

Костёр в кромешной тьме ночи,

The heavenly black of sky and sea

Неземной мрак небес и моря.

Roaming the rainy roads, combing the gilded beaches

Бредущие по дождливым дорогам, проходящие золотые пляжи,

Waking up to a new gallery of wonders every morn

Просыпающиеся в новой галерее чудес каждое утро,

Bathing in places no-one’s seen before

Купающиеся в местах, невиданных другими,

Shipwrecked on some matt-painted island

Терпящие кораблекрушение у нарисованных островов,

Clad in nothing but the surf — beauty’s finest robe

Обнажённые, одетые лишь прибоем — самым прекрасным платьем из всех.

Beyond all mortality we are, swinging in the breath of nature

Мы были вне этой бренной жизни, качаясь в дыхании природы,

In early air of the dawn of life

В первозданном воздухе рассвета новой жизни –

A sight to silence the heavens

Этот пейзаж заставил небеса замолчать.

I want to travel where life travels,

Я хочу путешествовать, ведомый жизнью,

Following its permanent lead

Ведомый этим вечным ориентиром,

Where the air tastes like snow music

Там, где воздух на вкус подобен музыке снегопада,

Where grass smells like fresh-born Eden

Там, где трава пахнет новорожденным Эдемом,

I would pass no man, no stranger, no tragedy or rapture

Я не хочу встречать на своём пути ни человека, ни странника, ни трагедий или наслаждения,

I would bathe in a world of sensation

Я хочу окунуться в мир чувственности,

Love, goodness and simplicity

Любви, добра и наивности.

(While violated and imprisoned by technology)

(Пока весь мир осуждён и заключён в темницу технологий).

The thought of my family’s graves was the only moment

Воспоминания о могилах моей семьи были единственным мгновением,

I used to experience true love

Когда я чувствовал истинную любовь,

That love remains infinite,

Любовь, что останется навечно,

As I’ll never be the man my father is

Ибо я никогда не смогу стать таким же, каким был мой отец.

How can you «just be yourself»

Как вы можете быть «теми, кто вы есть»,

When you don’t know who you are?

Если вы даже не знаете, кто вы на самом деле?

Stop saying «I know how you feel»

Хватит повторять: «Я знаю, что ты чувствуешь».

How could anyone know how another feels?

Никто не может понять и постичь чувства других.

Who am I to judge a priest, beggar,

Кто я такой, чтобы осуждать священника, нищего,

Whore, politician, wrongdoer?

Шл*ху, политика, преступника?

I am, you are, all of them already

Я, ты — мы все иногда бываем ими.

Dear child, stop working, go play

Милое дитя, хватит работать, иди поиграй,

Забудь про правила,

There’s no fear in a dream

Во снах нет страха.

Is there a village inside this snowflake?

Может ли внутри этой снежинки быть спрятана деревня?

Спросил меня ребёнок.

What’s the colour of our lullaby?

Какой цвет у нашей колыбельной?

I’ve never been so close to truth as then

Я никогда не был столь близок к истине, как сейчас.

I touched its silver lining

Я коснулся её серебряных нитей.

Death is the winner in any war

Смерть — победитель любой войны.

Nothing noble in dying for your religion

И нет ничего доблестного в смерти для твоей религии,

For ideology, for faith

Для твоей идеологии, для твоей веры,

For another man, yes

Для другого человека, да.

Paper is dead without words

Бумага мертва без слов,

Ink idle without a poem

Чернила бесполезны без поэмы,

All the world dead without stories

Весь мир мёртв без историй,

Without love and disarming beauty

Без любви и обезоруживающей красоты.

Careless realism costs souls

Беспечная реальность стоит души.

Ever seen the Lord smile?

Кто-нибудь видел, как Бог улыбается?

All he care for the world made Beautiful a sad man?

Всё, о чём он заботится в этом мире — о красоте печального человека?

Why do we still carry a device of torture around our necks?

Почему мы всё еще носим эту мучительную петлю на своей шее?

Oh, how rotten your pre-apocalypse is

О, твой пре-апокалипсис прогнил,

All you bible-black fools living over nightmare ground

Все твои глупцы чёрной библии живут, не замечая всех кошмаров, творящихся на земле.

I see all those empty cradles and wonder

Я вижу все эти пустые колыбели и спрашиваю,

If man will never change

Что будет, если человек не изменится.

I, too, wish to be a decent manboy but all I am

Я тоже хочу стать достойным юношей, но я всё такой же

Is smoke and mirrors

Still given everything, may I be deserving

Продолжаю отдавать всё, чего был достоин.

And there forever remains the change from G to Em

И единственное, что остаётся навечно — это переход от G к Em.

Видео песни Nightwish — Song of Myself

Источник

Текст песни Nightwish — Song Of Myself

Song Of Myself (part 1)

1. From A Dusty Bookshelf

2. All That Great Heart Lying Still

The nightingale is still locked in the cage
The deep breath I took still poisons my lungs
An old oak sheltering me from the blue
Sun bathing on its dead frozen leaves

A catnap in the ghost town of my heart
She dreams of storytime and the river ghosts
Of mermaids, of Whitman`s and the Ride
Raving harlequins, gigantic toys

A song of me a song in need
Of a courageous symphony
A verse of me a verse in need
Of a pure-heart singing me to peace

All that great heart lying still and slowly dying
All that great heart lying still on an angelwing

All that great heart lying still
In silent suffering
Smiling like a clown until the show has come to an end
What is left for encore
Is the same old Dead Boy`s song
Sung in silence
All that great heart lying still and slowly dying
All that great heart lying still on an angelwing

A midnight flight into Covington Woods
A princess and a panther by my side
These are Territories I live for
I`d still give my everything to love you more

A silent symphony
A hollow opus #1,2,3

Sometimes the sky is piano black
Piano black over cleansing waters

Resting pipes, verse of bore
Rusting keys without a door

Sometimes the within is piano black
Piano black over cleansing waters

All that great heart lying still and slowly dying
All that great heart lying still on an angelwing

Смотрите также:

Все тексты Nightwish >>>

Песня о себе (часть 1)

1. С пыльной книжной полки

2. Все это великое сердце лежит неподвижно

Соловей все еще заперт в клетке
Глубокий вдох, который я сделал, все еще отравляет мои легкие
Старый дуб укрывает меня с небес
Солнце купается на своих мертвых замерзших листьях

Кража в городе-призраке моего сердца
Она мечтает о сказочном времени и речных призраках
Русалок, Уитмена и Поездки
Бредовые арлекины, гигантские игрушки

Песня из меня песня в беде
Отважная симфония
Стих от меня стих нуждающийся
Чистого сердца, поющего мне мир

Все это великое сердце лежит неподвижно и медленно умирает
Все то великое сердце, лежащее неподвижно на крыле ангела

Все это великое сердце лежит неподвижно
В тихом страдании
Улыбка, как клоун, пока шоу не подошло к концу
Что осталось на бис
Это та же старая песня Dead Boy`s
Спет в тишине
Все это великое сердце лежит неподвижно и медленно умирает
Все то великое сердце, лежащее неподвижно на крыле ангела

Полуночный полет в Ковингтон Вудс
Принцесса и пантера рядом со мной
Это территории, для которых я живу
Я все еще отдаю все, чтобы любить тебя больше

3. Фортепиано Черное

Тихая симфония
Пустой опус № 1,2,3

Иногда небо рояль черный
Пианино черный над очищающей водой

Трубы для отдыха, стих из отверстия
Ржавые ключи без двери

Иногда внутри это черный рояль
Пианино черный над очищающей водой

Все это великое сердце лежит неподвижно и медленно умирает
Все то великое сердце, лежащее неподвижно на крыле ангела

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Как переводится?
Adblock
detector