Перевод песен мюзикла кошки

Перевод песен мюзикла кошки

Для начала – простое домашнее имя.
Это Феликс и Томас, Софи и Мими.
Или, скажем, Уильям, Люси, Серафима –
Некое имя любимца семьи.

Есть и более редкие, с долей изыска,
Тоже придумать их можно милльон –
Это Зевс, Амадеус, Юнона, Кларисса,
Но это лишь будничный список имен.

О, поверьте, коту нужно имя особое,
Такое, что может носить не любой.
Иначе как быть ему важной особою,
Топорщить усы и держать хвост трубой?

Звучат они чудным возвышенным хором:
Это Манкустрап, Кваксо и Корикопэт,
Это Бомбалурина, а вот Джеллилорум.
Двух котов с одинаковым именем нет!

И конечно, есть главное, тайное Имя,
Но Имени этого вслух не назвать.
Им кошка не делится даже с родными,
А уж людям его нипочем не узнать.

Коль в глубокой прострации кошку заметите –
Знайте, причина здесь только в одном:
Она размышляет об Имени третьем,
Все о нем… Все о нем… О своем… Потайном…

О, кошачье! Самое! Самосусамое…
Необычайное, тайное… Имя… Имя… Имя…

МАНКУСТРАП:
Джелли должны однажды в год
Собираться на бал в полуночный час.
Патриарх джелли-кошек вот-вот придет
И скажет, кому в этот раз выпал шанс.

Как раз перед тем, как начнет рассветать
В гробовой тишине, где боишься дохнуть,
Объявит того, кто воскреснет из нас
И сумеет пройти новый жизненный путь,

Вернувшись назад из Небесной страны –
Той, куда допускают лишь лучших из нас.
И шепчем мы, благоговенья полны:
Кто в этот раз?

АНСАМБЛЬ:
Кто в этот раз?

БОМБАЛУРИНА, ДЕМЕТРА, ДЖЕЛЛИЛОРУМ:
Но
Только на дом опускается ночь,
Тетя-кошка заняться делами не прочь,
Когда все семейство преспокойно уснет,
В подвал со свечой тетя-кошка идет.
Беспокоит ее воспитанье мышат…

МИСС ДЖЕННИ:
Воспитаньем ужасным мышата грешат!

БОМБАЛУРИНА, ДЕМЕТРА, ДЖЕЛЛИЛОРУМ:
Сажает их в ряд на протертом диване
И учит их

МИСС ДЖЕННИ:
Музыке и вышиванью!

МАНКУСТРАП:
Немало хочется сказать
Про нашу тетю добрых слов.
Шнурками любит поиграть
И завязать на сто узлов.
Сидеть спокойно целый день
Не устает она ничуть.
Сидит, сидит, сидит, сидит –
И в этом тетушкина суть.
В этом тетушкина суть.

БОМБАЛУРИНА, ДЕМЕТРА, ДЖЕЛЛИЛОРУМ:
Но
Только на дом опускается ночь,
Тетя-кошка заняться делами не прочь,
Считает, что нужно учить тараканов,
Чтоб выросли паиньки из хулиганов!

И сумела она из отъявленной банды
Создать что-то вроде пожарной команды.

МИСС ДЖЕННИ:
У которой есть цели и правила есть!

БОМБАЛУРИНА, ДЕМЕТРА, ДЖЕЛЛИЛОРУМ:
И прекрасный военный парадный оркестр!

АНСАМБЛЬ:
У нас отличная те-етя!

МИСС ДЖЕННИ:
Ах, шалуны!

АНСАМБЛЬ:
Он Рам-Там-Таггер – удивительный кот

РАМ-ТАМ-ТАГГЕР:
Что доказывать не надо, я считаю!

АНСАМБЛЬ:
Он такой, ой, непростой кот!

РАМ-ТАМ-ТАГГЕР:
Не простой, я ведь и не отрицаю!

МИСТЕР МИСТОФЕЛИС:
Он Рам-Там-Таггер – надоедливый зверь!

РАМ-ТАМ-ТАГГЕР:
Заманите в дом, буду рваться за дверь!
Ведь я всегда не с той стороны двери.
То начну проситься в дом, то обратно, уж поверь,
Давай, рискни, только лишь запри,
Ты поймешь на себе, что такое Зверь!

АНСАМБЛЬ:
Он Рам-Там-Таггер – удивительный кот.

РАМ-ТАМ-ТАГГЕР:
Что доказывать не надо, я считаю!

АНСАМБЛЬ:
Он такой, ой, непростой кот!

РАМ-ТАМ-ТАГГЕР:
Не простой, я ведь и не отрицаю!

БОМБАЛУРИНА:
Он Рам-Там-Таггер – возмутительный плут!

АНСАМБЛЬ:
Рам-Там-Таггер, он хитрый и ушлый!
О, Рам-Там-Таггер.

РАМ-ТАМ-ТАГГЕР
Я на ласку не падок,
Но попробуйте уснуть – к вам залезу на подушку.
Ну, хотя бы потому, что люблю я беспорядок!

АНСАМБЛЬ:
О Рам-Там-Таггер – удивительный кот,
О Рам-Там-Таггер не желает оваций,
О Рам-Там-Таггер – восхитительный кот.

РАМ-ТАМ-ТАГГЕР:
Что доказывать не надо, я считаю!

АНСАМБЛЬ:
Он такой, ой, непростой кот!

РАМ-ТАМ-ТАГГЕР:
Не простой, я ведь и не отрицаю!

ДЕМЕТРА:
Ее носило и тут и там,
По дурным домам, по злачным местам,
И нет уже сил вертеть хвостом.
То один шалман, то другой притон…
Почтальон вздохнет: «Ну и ну, дела!
Я думал, она уже умерла!»
А ведь когда-то, и смех, и грех –
Ее считали роскошней всех!

БОМБАЛУРИНА:
Гризабелла роскошней всех.

ДЕМЕТРА И БОМБАЛУРИНА:
Гризабелла роскошней всех…

АНСАМБЛЬ:
Была когда-то, и смех, и грех,
О, Гризабелла роскошней всех!

БОМБАЛУРИНА:
Что видно на первый же взгляд.

ДЖЕЛЛИЛОРУМ:
Но свой «капитал»

МИСС ДЖЕННИ:
Не в пивной нагулял

БОМБАЛУРИНА, ДЖЕЛЛИЛОРУМ, МИСС ДЖЕННИ:
Он Сент-Джеймсский аристократ!

МИСС ДЖЕННИ:
Безупречный покрой –
Вам не встретить такой
У обычных котов ни за что.

БОМБАЛУРИНА:
И важные лица
Спешат поклониться

ДЖЕЛЛИЛОРУМ:
Коту в модном черном пальто.

АНСАМБЛЬ:
Каждый день ровно в шесть
Он идет на Сент-Джеймс,
Накрахмалив манжеты и хвост.
С головы и до ног
Элегантен и строг
В белых гетрах сэр Бастофер Джонс.

БАСТОФЕР ДЖОНС:
Конечно, посещаю я
Все ученые собрания,
Ведь после всегда банкет.
Чудесный доклад
Был неделю назад,
А какой роскошный обед!

Для научной работы
В сезоны охоты
Чтобы это искусство постичь
Отправляюсь с утра,
Нет, не в лес – в ресторан,
За столом дегустировать дичь.

Баскетболом и теннисом
Ты не заменишь
Хорошо пропеченный кусок.
Тем более нет
Ничего, что в обед
Нам заменит хороший глоток.

В дни, когда я в ударе
Под соусом карри
Поглощаю десяток цыпляток.
Ну, а если я зол,
Значит подан на стол
Был соус слегка жирноватым.

АНСАМБЛЬ:
Каждый день ровно в шесть
Он идет на Сент-Джеймс,
Накрахмалив манжеты и хвост.
С головы и до ног
Элегантен и строг
В белых гетрах сэр Бастофер.
В белых сэр Бастофер.
В гетрах сэр Бастофер Джонс.

МИСС ДЖЕННИ:
Так ходит весь день
Занятой джентльмен
Из кафе в ресторан, через бар.
И наивный вопрос,
Как Бастофер Джонс
Превратился, практически, в шар.
Весит двадцать пять фунтов!

БАСТОФЕР ДЖОНС:
Действительно, крупный!

МИСС ДЖЕННИ:
Да, и круглый, буквально, как мяч!

БАСТОФЕР ДЖОНС:
Но зато я здоров,
Питанье котов
Есть одна из важнейших задач!
Мой строжайший режим
И подвижная жизнь.

МИСС ДЖЕННИ:
Вы слыхали, что он произнес?!

АНСАМБЛЬ:
Он прав, наш толстяк.
Проблемы – пустяк
Пока мистер Бастофер.
В белых сэр Бастофер.
В гетрах сэр Бастофер Джонс!

МАНГОДЖЕРРИ И РАМПЛТИЗЕР:
Пара веселых котов-шутников.

РАМПЛТИЗЕР:
Привет, это мы –
Юркие клоуны,
Виртуозы комичных прыжков!

МАНГОДЖЕРРИ И РАМПЛТИЗЕР:
А делаем дело мы – в разных местах.

МАНГОДЖЕРРИ:
Если створкой стучит на ветру окно,
А ведь вы закрыли его давно,

РАМПЛТИЗЕР:
Если в потолке зияет дыра,
А был невредим он еще с утра,

МАНГОДЖЕРРИ:
Если в спальне стоит нараспашку шкаф,
И пропали шаль и любимый шарф,
Ожерелье дочки кто-то унес,
Вроде стекляшка, а жаль до слез!

МАНГОДЖЕРРИ И РАМПЛТИЗЕР:
То вздыхает вся семья: это тот самый кот!

МАНГОДЖЕРРИ:
То ли Мангоджерри,

РАМПЛТИЗЕР:
То ли Рамплтизер.

МАНГОДЖЕРРИ И РАМПЛТИЗЕР:
Она или он – кто их разберет!

Мангоджерри и Рамплтизер
Могут по-светски порой говорить.

МАНГОДЖЕРРИ:
Мы умеем ходить сквозь закрытую дверь,

РАМПЛТИЗЕР:
И владеем искусством хватать и бить.

МАНГОДЖЕРРИ:
У нас есть штаб, восемь ловких лап,
Живем шикарно, нигде не служим,
Мы весьма уважаемы всеми вокруг,

МАНГОДЖЕРРИ И РАМПЛТИЗЕР:
И даже с полицией местною дружим.

РАМПЛТИЗЕР:
Если в праздничный день, позабыв диету,
Вы всей семьей собрались к обеду,
Обещан был гусь, но вместо гуся,
Прибегает кухарка, поникшая вся,

МАНГОДЖЕРРИ:
И все уже поняли, что это значит,
Отчего она горько, обиженно плачет:
Гуся и сыщик теперь не найдет!

МАНГОДЖЕРРИ И РАМПЛТИЗЕР:
И вздыхает вся семья: это тот самый кот!

МАНГОДЖЕРРИ:
То ли Мангоджерри,

РАМПЛТИЗЕР:
То ли Рамплтизер.

МАНГОДЖЕРРИ И РАМПЛТИЗЕР:
Она или он – кто их разберет!

МАНГОДЖЕРРИ И РАМПЛТИЗЕР:
Она или он? Или оба они?

И если в кухне грохот и визг,
То ясно, что это разбился сервиз.
А если в гостиной послышалось «дзынь»,
То прощай ваша ваза династии Цинь.
И гадает вся семья: кто мог это быть?!

МАНГОДЖЕРРИ:
Это был Мангоджерри!

МАНГОДЖЕРРИ И РАМПЛТИЗЕР:
Остается одно: повздыхать и забыть.

АНСАМБЛЬ:
Остается одно: повздыхать и забыть!

ТАНТОМАЙЛ И КОРИКОПЭТ:
Это точно Старик Дютерономи!

АНСАМБЛЬ:
Неужели?
Вы поглядите!
Ну-ка, постой,
Боже мой!
Похож! Или кажется?
Нет, я клянусь,
Это точно Старик Дьютерономи!

МАНКУСТРАП:
Кот Дьютерономи жил много лет,
Много жизней, одну за одной – и неплохо!
Он прославлен в легендах и в песнях воспет,
О, это не кот, это целая эпоха

РАМ-ТАМ-ТАГГЕР:
Славный старик пережил девять жен,
А мог бы и больше, да стал староват!
И обильным потомством своим окружен,
Он спокойно встречает свой долгий закат.

МАНКУСТРАП:
Он сидит на скамье под зелеными кронами,
И в закатных лучах он печален и тих,
А кошки мурлычут о нем:

АНСАМБЛЬ:
Неужели?
Вы поглядите!
Ну-ка, постой,
Боже мой!
Похож! Или кажется?
Нет, я клянусь,
Это точно Старик Дьютерономи!

Неужели?
Вы поглядите!
Ну-ка, постой,
Боже мой!
Похож! Или кажется?
Нет, я клянусь,
Это точно Старик Дьютерономи!

Неужели?
Вы поглядите!
Ну-ка, постой,
Боже мой!

СТАРИК ДЬЮТЕРОНОМИ:
Я медленно двигаюсь, еле дышу,
Но я точно Старик Дьютерономи…

Об ужасной битве пекинесов с дворняжками
С отчетом о тех делах, что творили попутно мопсы и пуделями.
И о том, что сделал с ними сам Грозный кот!

Дворняжки всегда, это знает любой,
Зовут пекинесов на праведный бой,
Так что свары идут одна за одной.
Ну, а мопсы и пудели – мирный народ,
И война между ними почти не идет.
Ну, не больше пяти укушенных в год.

РАМПЛТИЗЕР И ПОНСИВАЛЬ:
Тяф! Тяф! Тяф! Тяф!
Тяф! Тяф! Тяф! Тяф!

МАНКУСТРАП:
Пока весь квартал не стоял на ушах!

АНСАМБЛЬ:
В разных странах свои породы,
У немцев, валлийцев, датчан,
У северных диких народов,
А может и у россиян;
Кто лохмат, кто завит по моде,
Только трусов никто не встречал.
И если границу нарушишь,
Мы тебе эту песню споем
Ты рискуешь быть сильно укушенным
Даже самым покладистым псом!

МАНКУСТРАП:
Но у наших дворняжек – шотландские корни,
Собак поколения высокогорных!
И вот они вышли на площадь рядами
Каждый хвост – будто знамя над их головами.
Даже мопсы, и пудели рады войне
Не важно, кто с кем, и на чьей стороне,
Всем хочется в бой.
Вот так:

АНСАМБЛЬ:
Тяф! Тяф! Тяф! Тяф!
Тяф! Тяф! Тяф! Тяф!

МАНКУСТРАП:
Пока весь квартал не стоял на ушах!

МАНКУСТРАП:
Колышется строй и растет напряженье,
Собачьей толпой перекрыто движенье!
Волнуются жители, дети не спят,
А сердечники в «Скорую помощь» звонят.

И тут из подвальчика возле ворот
Вдруг вышел не кто-то,
А сам Грозный кот!

Глаза его ярко, как пламя, сияли,
Зевнул он, и челюсти страх нагоняли,
Глядел он, как будто пророчил погибель
И шерсть на загривке так яростно. вздыбил!

Увидев его силуэт геркулесов,
Дворняжки забыли своих пекинесов.
Внезапно герой совершает прыжок!
И трусливо бросаются псы наутек.
Когда полицейский вернулся на пост,
Нигде ни единый не виден был хвост!

СТАРИК ДЬЮТЕРОНОМИ:
Кошки на псов идут войной.
Псы на котов идут войной.
И лишь в земле их ждет покой!

АЛОНЗО:
Шубки у нас черны, белы.
Лапки у нас весьма малы.

ПОНСИВАЛЬ:
Джелли-коты всегда веселы.

ВИКТОРИЯ И ДЖЕМАЙМА:
Концерты кошачьи так милы.

СКИМБЛШЕНКС:
Наши усы всегда в улыбке.

Наши зрачки как ночь черны.
Всегда готовы, легки и гибки,
Мы ждем с нетерпеньем восход луны.

Джели растут весьма неспешно,

ТАМБЛБРУТУС:
Среднего роста средний кот,

АСПАРАТУС:
Джели пышны и так потешны,

Танцуя то джигу, то вальс, то гавот.

ДЕМЕТРА:
Пока не выйдет из туч луна,

БОМБАЛУРИНА:
Мы думаем лишь о самом простом:

МИСС ДЖЕННИ:
Лапками мех протрем сперва,

ДЖЕЛЛИЛОРУМ:
Лапки сушить начнем потом.

Сдержанны мы, хоть нрав горяч.
Джелли отличны одна от одной.

МИСТЕР МИСТОФЕЛИС И ПОНСИВАЛЬ:
Скачем мы так, словно скачет мяч.

КАССАНДРА:
Наши глаза полны луной.

АНСАМБЛЬ:
С утра мы тихи и мурлычем мило.
В обед мы тихи и едва слышны.
Так мы бережем свои джелли-силы
Для танца в сиянии джелли-луны.

Кошки пойдут из дома прочь.
Мягок наш шаг и легка стопа.
Ну а выдастся вдруг дождливой ночь –
Мы разучим под крышею несколько па.
А в полуденный час горячим днем

РАМ-ТАМ-ТАГГЕР:
Не корите нас, люди, за сон в углу:

Это мы отдыхаем, себя бережем
Для джелли-луны на джелли-балу.

Джелли-коты выходят в ночь.
Джелли-коты, и стар, и мал.
Сияет луна, чтоб нам помочь.
Кошки спешат на магический бал.

Пляшут листья, свет струится
Цвета перламутра.
Ночь бледнеет,
Фонари тускнеют,
И скоро будет утро.

Память. Я одна в лунном свете.
О, Луна, ты же помнишь –
Я прекрасна была…
Дай мне силы, чтоб вновь вернулось счастье мое,
Чтобы память ожила.

Ведь этот опыт копился в теченье
Не просто одной быстротечной жизни,
А десятков поколений,
Сохранивших этот опыт, что-то невыразимое.

ДЖЕМАЙМА:
Полночь. Блики лунного света.
Пусть ведет тебя память
В полуночную сень.
Там ты встретишь потерянное счастье свое,
Новой жизни новый день.

АНСАМБЛЬ:
Полночь. Блики лунного света.
Пусть ведет тебя память
В полуночную сень.
Там ты встретишь потерянное счастье свое,
Новой жизни новый день.

Да, теперь он не тот. А не так уж давно
Он блистал на подмостках и даже в кино.
Каждый вечер идет он к приятелям в клуб,
Что у старых афишных находится тумб.
Друзья поднесут ему рюмку, а он
Расскажет им байку из прежних времен.
Как, бывало, весь зал дружно рукоплескал,
Лишь свое «Кушать подано» он выдавал.
Затмевал королей, представляя шутов,
И сыграл всех великих английских котов!
Но любимою ролью меж прочих работ
Был Вельземурлыка – сам черт, а не кот!

АСПАРАГУС:
Все на свете сыграл, заучил наизусть,
И английскую страсть, и испанскую грусть.
Все свои монологи могу повторить:
Что-то там «За коня. » То ли «быть», то ли «пить».
Умел я играть и спиной, и хвостом,
Рассказать долгим взглядом о пережитом,
А мой бархатный голос немало сердец
Размягчил, растопил и разбил, наконец.
Улетал к небесам я, пикировал вниз,
На коленях сидел у великих актрис.
В пантомимах играл я эффектнее всех,
Был дублером гепарда – и тоже успех!
Но одной своей ролью я исстари горд,
Мой Вельземурлыка – сам черт, а не кот!

АСПАРАГУС:
У котят современных таланты редки,
По сравнению с нами вы просто щенки.
Нынче лезет играть короля билетер.
Через обруч прыжки – все, что может актёр.

ДЖЕЛЛИЛОРУМ:
И вздыхает, когтями преследуя блох:

АСПАРАГУС:
Да, театр теперь удивительно плох.
А звезды всех мюзиклов и антреприз
Не заменят и пары тогдашних актрис.
В ту славную пору я творил историю!
Как Вельземурлыка – сам черт, а не кот!

Над сценой ходил по канату сто раз
И двести младенцев от пламени спас.
Привиденье играя, так жутко стонал,
Что вся публика в страхе покинула зал.
Я играл и Гроултайгра!
И снова смогу. И снова смогу.
И снова смогу.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Как переводится?
Adblock
detector