Первый перевод илиады на русский

Русская илиада

В памяти последующих поколений Гнедич остался прежде всего как автор первого полного поэтического перевода «Илиады». «С именем Гнедича, — писал Белинский, — соединяется мысль об одном из тех великих подвигов, которые составляют вечное приобретение и вечную славу литератур. Перевод Гнедича «Илиады» на русский язык есть заслуга, для которой нет достойной награды»

B 2009 году исполнилось 180 лет появлению «Илиады» Гомера в переводе Николая Ивановича Гнедича. Это стало выдающимся событием в литературной и культурной жизни России.

Гомер и его герои были известны на Руси чуть ли не с первых времён книжной письменности. Например, царь Иван Грозный в одном из посланий к князю Курбскому обращается к героям «Илиады»: «Ты, подобно Антеру и Энеи, предателям Троянским, много соткав, лжеши». Под Антером, очевидно, разумелся Антенор, один из троянских вождей, советовавший выдать грекам Елену.
В 1748 г. М.В. Ломоносов, блестящий знаток древнегреческого языка, включил примеры из «Илиады» Гомера в свою «Риторику». Это были первые стихотворные переводы Гомера на русский язык: речь Одиссея (Илиада, IX, 225-261 = 37 строк):
Здравствуй, Пелид! В дружелюбных нам пиршествах нет недостатка.
и речь Зевса (Илиада, VIII, 1-15 = 15 строк):
Слушайте слово моё, и боги небес и богини:
Я вам поведаю, что мне в персях сердце внушает.

Первый стихотворный перевод Гомера на русский язык осуществил Е.И. Костров, переводчик по призванию. Переводил он, как и Ломоносов, александрийским стихом*. Александрийский стих кратен двум и потому перевод Гомера не был эквилинеарен. Трудился Костров над переводом «Илиады» шесть лет и перевёл в общей сложности чуть больше восьми песен.
Ермил Иванович Костров был яркой личностью, но по жизни оставался одиноким и любил вино. О нём ходило немало анекдотов, например «Хмельнин Гомеру не подобен». А Нестор Кукольник даже сочинил пьесу «Ермил Иванович Костров. Драма в пяти актах и стихах». Костров дружил с Суворовым, тот говорил: «Люблю Гомера, но не люблю десятилетней Троянской осады, какая медлительность».
Костровский перевод «Илиады» стал его исторической заслугой — это первый художественный перевод Гомера в России. То, что он перевёл только треть «Илиады», не является следствием его нетрудоспособности и страсти к хмельному. Как поэт он просто не мог больше коверкать Гомера, переделывая гекзаметр в ямб.
В 1807 году поэт и переводчик Н.И. Гнедич (1784–1833) приступил к главному делу своей жизни — полному стихотворному переводу «Илиады». С древнегреческим языком и «Илиадой» Гомера он познакомился ещё ребёнком и заболел ею раз и навсегда, мечтая перевести эти звучные, торжественные строки на русский язык.
Намерение Николая Гнедича поддержал Н.А. Крылов и добился для него места библиотекаря Санкт-Петербургской публичной библиотеки. А затем царствующий дом выделил Гнедичу специальный пенсион на осуществление перевода «Илиады».
Вначале Николай Иванович попробовал продолжить дело Кострова. Однако вскоре убедился, что александрийский шестистопный ямб непригоден для перевода древнегреческого гекзаметра на русский язык. Николай Иванович отложил наработанное Костровым и то, что уже перевёл сам, и начал с нуля, с первой гомеровской строки:
Гнев, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына,
Грозный, который ахеянам тысячи бедствий соделал.
От мечты до её осуществления Николаю Гнедичу понадобилось 20 лет. В 1829 году вышел в свет его полный перевод «Илиады». Николай Иванович Гнедич осуществил коллинеарныи перевод, то есть строка в строку, не изменив размера стиха.
Русское общество проявило живейший интерес к работе Гнедича. О нём говорили и в литературных кружках и в светских салонах. А.С. Пушкин мгновенно отреагировал в «Литературной газете»:
«Наконец вышел в свет так давно и так нетерпеливо ожиданный перевод Илиады! Когда писатели, избалованные минутными успехами, большею частью устремились на блестящие безделки, когда талант чуждается труда, а мода пренебрегает образцами величавой древности, когда поэзия не есть благоговейное служение, но токмо легкомысленное занятие: с чувством глубоким уважения и благодарности взираем на поэта, посвятившего гордо лучшие годы жизни исключительному труду, бескорыстным вдохновениям и совершению единого, высокого подвига. Русская Илиада перед нами. Приступаем к её изучению, дабы со временем отдать отчёт нашим читателям о книге, долженствующей иметь столь важное значение на отечественную словесность».
Но Александр Сергеевич не был бы самим собой, если бы не сострил. Вот дружеская шутка, позже им же тщательно вымаранная:
Крив был Гнедич-поэт,
преложителъ слепого Гомера,
Боком одним с образцом
схож и его перевод.
Гнедич действительно был крив на один глаз — последствие перенесённой в детстве оспы.

В обычной жизни Гнедича отличали простодушие, наивность. Кроме литературной деятельности, за которую он получил чин статского советника и звание академика (в 1811 году), увлекался ещё и собиранием книг. Его уникальная библиотека в 1250 томов, содержавшая редкие, подчас бесценные книги, по его завещанию передана в Полтавскую гимназию. После революции хранилась в Полтавской библиотеке, а после Великой Отечественной войны часть её перевезли в Харьков, в областную библиотеку им. В.Г. Короленко. Нынче судьба этого собрания неизвестна.
После выхода в свет «Илиады» Гнедич прожил всего четыре года. Усиленные занятия ослабили и без того болезненный организм поэта.
А.С. Пушкин сказал: «Русская Илиада перед нами. Приступаем к её изучению». Однако подлинного изучения «Илиады» Н.И. Гнедича не было и нет. Есть труды, посвященные переводческой работе Гнедича, есть статьи о стихах Гомера в переводе Гнедича, но справочника по «Илиаде» нет. Нет именного указателя, нет мартирологов, нет описания оружия, материалов изготовления и так далее. А для современного читателя уже необходим и небольшой словарик старославянских слов (верея, глезна, гридня, лядвея, пард, усмарь и др.). Между прочим, в Англии перевод «Илиады» Гомера сопровождают шесть томов справок, уточнений, пояснений и проч.
В переводе Н.И. Гнедича много достоинств. Отметим два. Первый — это волшебный русский язык. Чего стоит хотя бы такое выражение:
Гера прельщает старика Зевса, «коварствуя сердцем».
Второе — очень и очень важное достоинство — Гнедич не использует римского варианта греческих имён, не вносит путаницу. Всего дважды он допустил такой просчёт. А вот перевод «Одиссеи», осуществлённый поэтом В.А. Жуковским, изобилует такими погрешностями.
После 1829 года вышли в свет многие десятки изданий «Илиады» Гомера в переводе Н. Гнедича, но до сих пор нет справочника по «Илиаде» в русском переводе. Почти в каждом издании имеется «Словарь мифологических и географических названий и имён», но все они с существенными погрешностями. Так, в издании «Библиотеки античной литературы» 1978 года всего 289 «географических названий и имён» из 1165 упоминаемых в тексте Илиады. А в издании, осуществлённом издательством «Азбука-классика» в 2005 году, уже 585 имён и названий. Но! Увеличение произошло в основном за счёт путаницы: автор «Словаря» включил все известные ему имена, в том числе и не встречающиеся в «Илиаде».
Причём все авторы «словарей» избегают упоминать имена, которые встречаются многократно по разные стороны фронта. Так, никто не включил в свой словарь имя «Хромий». Почему? Да потому, что Хромиев было пять разных человек, к тому же четверо Хромиев воевали за Трою, и один — против Трои, это Хромий-2 из войска Нестора. Точно по этой же причине ни один автор своего словаря не включил имя Актор.
В составленном мной именном указателе каждое имя привязано к номеру песни и номеру стиха. Например, Ахиллес упоминается 494 раза, Аполлон — 160, Гектор — 512 и так далее. Всего в поэме Гомера 843 действующих лица, в полтора раза больше, чем в «Войне и мире» Л.Н. Толстого.
Имён настолько много, что пару раз споткнулся и сам Гомер. Так, Деипир фракийский убит Геленом, «сыном Приама» (13 — 576). Менелай, не разобравшись, решил, что убит ахейский Деипир, и ранил Гелена. Но ведь фракияне воевали на стороне Трои (2 — 844), то есть Гелен убил союзника, а Менелай заступился за врага. И второй случай. Вождь пафлагонян Пилемен убит Менелаем (5 — 576), но когда погиб сын Пилемена, Пилемен старший стал его оплакивать, то есть ожил (13 – 658, 659).
Обилие действующих лиц заставило Гомера идти на повторы имён. Шестьдесят девять имён встречаются дважды, причём есть примеры, когда одноимённые герои находятся по разные стороны фронта. Так, Агелай ахейский воюет с Агелаем троянским, Медон аргивский борется с Медоном троянским, Перифас данайский сражается с Перифасом троянским. И всего таких пар – тринадцать.
По три раза одно и то же имя встречается одиннадцать раз, из них разноплеменных — семь. По четыре раза встретилось пять имён, из них только Меланипп с двух сторон: три троянца и один данай. И, наконец, два имени встречается по пять раз — это Актор (все пятеро — данаи) и Хромий (четверо троянцев и один аргивянин).
Мною также составлены мартирологи троянцев и ахейцев, таблица оружия и материалов его изготовления, народы, чирсла, металлы и т.д.
Гений поэта и переводчика «Илиады» Николая Ивановича Гнедича выразился также и в том, что многие фразы из поэмы Гомера в его переводе звучат афористично, порой плакатно.
12 — 342: Знаменье лучшее всех — за отечество храбро сражаться!
12 — 328: Вместе вперед! Иль на славу кому, иль за славою сами (на щите иль под щитом).
12 — 412: Успешнее труд совокупный! (У В. Маяковского: «Единица — вздор, единица — ноль, один — даже если очень важный — не поднимет простое пятивершковое бревно. »).
13 — 729: Нет, совокупно всего не стяжать одному человеку.
14 — 300: Зевсу, коварствуя сердцем, вещала державная Гера (коварствуя сердцем — ну, что за прелесть!).
17 — 445-446: горькая философия — Ибо из тварей, которые дышат и ползают в прахе, Истинно в целой вселенной несчастнее нет человека

Виктор РЕМИЗОВСКИЙ
г. Хабаровск.

* Александрийский стих — это шестистопный ямб. В XII веке такими стихами была написана поэма об Александре Македонском — отсюда и название. Вот пример из Кондратия Рылеева: — «Надменный временщик, и подлый и коварный. Монарха РИ*% хитрый льстец и друг неблагодарный».

Источник

Русские переводы Гомера

Полные переводы «Илиады»1:

Полные переводы «Одиссеи»:

Классические переводы

Фрагменты из «Илиады» переводил ещё Михаил Васильевич Ломоносов (1711-1765).

Первый полный русский перевод «Илиады» Гомера, сделанный прозой, и не с греческого, а с латинского языка, выполнил Кирьяк Андреевич Кондратович (1703 — около 1790) около 1760 г. «Перевод Гомеровых Илиады и Одиссеи» так и остался в рукописи, среди огромного количества ненапечатанных трудов Кондратовича.

Гомер. «Иллиада» в переводе Кирьяка Андреевича Кондратовича. 1758 год. Писарский список с правкой.
Предисловие переводчика рукой К. Кондратовича(?).
Здесь у героев есть отчества, а Агамемнон надевает на себя «тонкое полукафтанье и епанчу, и опоясывается мечом с серебряными гвоздочками»2.

Прозаические переводы «Илиады» и «Одиссеи» («Одиссея. Героическое творение Омира». (с еллиногреческого языка)) Пётра Екимовича Екимова вышли в свет в 1776 и 1778 гг. соотвественно. Екимов переводил с древнегреческого языка, и у него есть удачные выражения, некоторые из которых использовал в своём переводе Гнедич.

​Ермилу Ивановичу Кострову (1755-1796) принадлежит первый большой стихотворный перевод «Илиады», сделанный александрийским стихом (русский гекзаметр). В 1787 г. были напечатаны первые шесть песен «Илиады», а в 1811 — песни VII—IX (п. I—VI, 1787; п. VII—IX, «Вестник Европы» 1811).3

Иван Иванович ​Мартынов (1771-1833) перевёл «Илиаду» и «Одиссею» прозой в начале XIX века. В 1823-29 годах Мартынов издал 26 томов переводов греческих классиков — Софокла, Гомера, Геродота, Пиндара и других. Все переводы снабжены обширными историко-филологическими объяснениями. Стихи переведены прозой, кроме Анакреонта, переданного белыми стихами. Считается, что литературное достоинство его переводов невелико.

Николай Иванович Гнедич (1784 — 1833) продолжил дело Кострова, и в 1809 г. издал 7-ю песню «Илиады», переведенную тем же размером, а в 1813 г. дописал 11-ю песнь.4 Стремление приблизиться к стилю оригинала, придерживаясь принципов немецких переводчиков (например, Фосса), привело Гнедича, начавшего было переводить «Илиаду» александрийским стихом, к использованию гекзаметра. Только в 1829 г. вышло полное издание «Илиады» размером подлинника. Достоинства перевода Гнедича — чрезвычайная близость к подлиннику и вместе с тем сжатость и выразительная энергия языка; но «высокий» стиль перевода, обилие архаизмов и славянизмов являлись несколько устаревшими уже для его времени.

Крылов И.А. Перевод начала 1-й песни «Одиссеи». Вяземский П.А. «Сюда!»
Список [1845 г.] рукой Н.В. Гоголя. Л. 1лб – заметка Гоголя:
«Я смеялся, что Крылов сам, по словам Быстрова, говорил, что Экзаметр ему не дал, — и прибавлял: «Я не могу сладить с этим Голиафом»5.

​Василий Андреевич Жуковский (1783 — 1852) перевёл «Одиссею» в 1849 году с немецкого подстрочника. В 1849-1850 гг. он также перевёл первую и вторую песни «Илиады», при жизни Жуковского эти неоконченные переводы не публиковались.

​Русский филолог и популяризатор классической древности Борис Иванович Ордынский (1823 — 1861) перевел «народным» языком 12 рапсодий «Илиады» («Отечественные Записки», тома 86-88, 1853 г.). Эта попытка перевода считается совершенно неудачной.

Перевод «Илиады» Николая Максимовича Минского (1855 — 1937) впервые опубликован в 1896 году издательством Солдатёнкова. Поскольку перевод Гнедича к концу XIX века уже казался устаревшим, появилась потребность в переводе «Илиады» менее архаичным литературным языком. Перевод Минского, более близкий и к современному языку, и к современному ему состоянию филологической науки, считается вполне удачным, но уступает сжатой выразительности Гнедича.

​В 1912 году Алексей Евгеньевич Грузинский (1858 — 1930) попытался осовременить перевод «Илиады» Гнедича, однако осовременивание это, по общему мнению литературоведов, было проведено очень непоследовательно и часто в ущерб стилю и точности перевода Гнедича.

В 1940 году профессор Московского университета Сергей Иванович Радциг (1882 — 1968) опубликовал небольшие отрывки перевода (23 стиха «Илиады» и 31 стих «Одиссеи») в своей работе «История древнегреческой литературы».

В 1949 году опубликован перевод «Илиады» Викентия Викентьевича Вересаева (1867 — 1945), который неоднократно переиздавался и считается наиболее удачным в ХХ веке. В 1953 году опубликован также его перевод «Одиссеи».

​Перевод «Одиссеи» Павла Александровича Шуйского (1878 — 1955) опубликован в 1948 г. Его же перевод «Илиады» до сих пор не издан. Пока оцифрована только первая песнь «Илиады» в переводе Шуйского, и его комментарии к ней.

Самиздат

В 1980-х годах ​российско-израильский писатель, переводчик и публицист Исраэль Шамир (р. 1947) выполнил русский прозаический перевод «Одиссеи» с английского перевода Лоуренса Аравийского.

​Александр Аркадьевич Сальников (р. 1963). Перевод «Илиады» (2011) и «Одиссеи» (2015) классическим гекзаметром.

В 2013 году поэт, переводчик и литературный критик Максим Альбертович Амелин (р. 1970) опубликовал стихотворный перевод первой песни «Одиссеи».

Стариковский Григорий Геннадьевич (1971 г.р.) – поэт, переводчик, эссеист. Преподает латынь и мифологию. Перевёл четыре песни «Одиссеи» в 2016 г., не гекзаметром.

Казанский Аркадий Аркадьевич. «Илиада» и «Одиссея».

  • 1. Для обеих поэм указаны стихотворные переводы, выполненные гекзаметром
  • 2. Выставка «Легенды и мифы Древней Греции в русской книжной традиции XVIII—XXI вв.» (РГБ, 2016)
  • 3. Костров успел перевести лишь девять песен «Илиады», шесть из которых вошли в издание 1787 года. Остальные песни, найденные после смерти поэта в его бумагах, опубликовал журнал «Вестник Европы» в 1811 году.
  • 4. Гнедичу так нравилась работа Кострова, что поначалу он хотел её просто продолжить, но затем отказался от этого намерения, решив, что только гекзаметр может передать «божественную» эллинскую речь.
  • 5. Там же.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Как переводится?
Adblock
detector