Язык дружбы и братства сочинение

Эссе о дружбе. Исследование

ЭССЕ О ДРУЖБЕ.
Исследование

Являясь по складу характера исследователем, иногда я свои исследования обращаю на, казалось бы, известные мне категории, с толкованием которых давно согласился. Но, исследуя знакомую категорию, практически каждый раз, нахожу что-то новое, интересное. Так случилось и в этот раз, когда начал писать легкий рассказ о дружбе и захотел уточнить собственно понятие «дружба». Уточнение затянулось и вылилось в исследование. Результаты исследований мне показались интересными, и я решил их оформить их в виде эссе.

В исследовании меня интересовала психология дружбы. В первую очередь, хотелось ответить на вопрос ее необходимости человеку, ну а потом, если получится, ответить на вопрос: «За что готов отдать человек свою жизнь в дружбе». Но в процессе исследования я столкнулся с интересной историей развития толкования и наполнения смыслом категории «дружба», о чем непременно мне хочется поделиться с вами. Интересным для меня показалось различие смысла дружбы у разных полов, ее связь с любовью.

В течение долгой истории развития человечества, дружба имела разные наполнения, толкования, но единой формулировки мне найти не удалось. С чем я согласился в исследовании, так это с тем, что дружба родилась духовно, как потребность полнее раскрыть свое Я, и что тип дружбы всегда соотносится с определенными чертами человека. Давайте, обратимся к психологии чтобы рассмотреть этот вопрос поглубже.

Дружеские отношения возглавляют список важнейших ценностей и условий личного счастья человека. Иногда они считаются более важными, чем семейно-родственные связи. В то же время, при столь огромной разновидности интимного общения, повсеместно раздаются жалобы на одиночество.

Стоит отдельно рассмотреть корпоративную дружбу, братства. Здесь друзьями называют приверженцев, единомышленников, людей, объединенных общими интересами(?). Такая дружба имеет в виду не ЛИЧНУЮ интимную привязанность, а союз.

Известны первобытные «мужские союзы» с жестокими, нравами и чувством исключительности, не имеющие аналогов сегодня (кроме армии). Стихийные подростковые группы, причиняющие взрослым много беспокойства. Видимо, выполняют ту же социально-психологическую функцию воспитания мужского характера. Для мальчика (юноши) принадлежность к «компании» гораздо важнее, чем для девочки (девушки). Последние получают подтверждение своей мужественности только в собственной компании сверстников. Ни успех у девочек, ни парная дружба не избавляют мальчика (юношу) от чувства неполноценности, если его отвергают сверстники (да и внимание девочек нередко зависит от престижа у ребят). Девочка, отвергнутая своими сверстницами, может компенсировать это признанием и успехом у мальчиков.

Дружба с воплощением благородства и верности в давние времена строится в соответствии с иерархией в обществе. Имели собственный порядок и организацию, но отношения внутри них были, значительно свободнее, чем в семье. Рыцарская мораль ставила мужскую дружбу выше любви и семейных отношений и описывалась в нарочито возвышенных топах. Дружеские связи крестьян и городских ремесленников выглядят более прозаически. В городах и селах существовали сообщества молодых людей-«мальчишники», «холостячества», «братства», «королевства шутов», «аббатства молодежи» и т. п. Объединяя юношей близкого возраста, эти сообщества не только развлекались всевозможными озорными проделками, давая выход молодой энергии, но и выполняли ряд функций, связанных с социализацией: регулирование внесемейного общения, воинское обучение и т. п. Посвященных в рыцари сыновей феодальных сеньоров часто отправляли в дальние странствия. Соединяясь группами, молодые люди вели жизнь бродячих рыцарей, сражались, грабили, искали богатых невест. Эти «друзья» «любили друг друга, как братья».

Люди духовных, монашеских кругов испытывали и большую потребность в вербальном общении, а дефицит эмоциональных контактов, связанный с обетом безбрачия, усиливал потребность в самораскрытии, в образовании своих братств.

У гуманистов дружба чаще всего ассоциируется с радостью и весельем. Понятие романтической дружбы, часто ассоциируется с психологическим типом «романтической личности». Романтики ставили чувства выше объективного и благонамеренного разума. Дружба у них не добродетель, а живое чувство. Романтический канон дружбы означал резкое повышение требований к ее интимности и экспрессивности. Для них рукопожатие, которое в символике Ренессанса обозначало верность, теперь интерпретируется как выражение нежности.

Ритуализованная дружба позволяла включить в состав общины человека из чужого рода или племени, покончить с былой враждой. Она особого рода механизм социальной интеграции, разрядки внутригрупповой и межгрупповой напряженности.

Во времена рыцарства, когда выбирали себе товарища по оружию, когда два рыцаря делили славу и опасность, когда трусость одного могла стоить жизни и потери чести другому», дружба, несомненно, была более избирательной и прочной. Существовали неписаные правила типа:

В более развитых обществах правила были помягче. Расширяется нейтральная, промежуточная категория «не друг, но и не враг», а сами дружеские отношения становятся все более неформальными и текучими, утрачивая свою былую ролевую определенность и жесткую нормативность.

Существовали правила, обеспечивающие сохранение тайны и уважение к индивидуальности другого. Правила взаимного вознаграждения позволяли различать тесную интимную дружбу от менее интимной. Большим пороком в обществе считалась трусость, где бы и в чем она не проявлялась, она нарушала дружбу и товарищескую солидарность. Поэтому проявление трусости справедливо расценивали как предательство. Трусливый человек покрывал позором себя и весь свой род.

Нарушение некоторых правил воспринимается как естественная причина прекращения дружбы; например, несоблюдение норм доверия и взаимного уважения ведет к ухудшению отношений, а нарушение правил, предотвращающих конфликты, вроде запрета вторгаться во внутренний мир партнера,- к разрыву. При разрыве дружбы нарушение правил, обеспечивающих положительное подкрепление, упоминается реже, чем нарушение правил, регулирующих конфликтные ситуации, например обман доверия или вторжение в личные сферы. При разрыве дружеских отношений люди чаще приписывают нарушение правил другим, чем себе.

В собрание религиозно-этических изречений раннего буддизма учит «Если найдешь разумного друга, готового идти вместе, праведно живущего, мудрого, превозмогающего все невзгоды,- иди с ним, радостный и вдумчивый. Если не найдешь разумного друга, готового идти вместе, праведно живущего, мудрого,- иди один, как царь, отказавшийся от завоеванного царства, или как слон в слоновом лесу».

ПОЛОВОЕ РАЗЛИЧИЕ ДРУЖБЫ

Интересно зарождение дружбы в мальчишеской среде и девичьей, а также их различие. Следует только учесть, что содержание и функции дружбы существенно меняются с возрастом. Детскую дружбу характеризует эмоциональная привязанность, чаще всего основанная на совместной деятельности. У подростка в связи с развитием появляется потребность осознать себя, соотнести собственные переживания с переживаниями другими. Отсюда напряженные поиски и частая идеализация дружбы. Степень же избирательности и устойчивости дружбы. повышается с возрастом ребенка.

Мальчики с самого раннего возраста активнее девочек вступают в контакты с другими детьми, затевают совместные игры и т. д. Чувство принадлежности к группе сверстников и общение с ними для мужчин всех возрастов значительно важнее, чем для женщин; Хотя возня и силовые игры приносят мальчикам громадное эмоциональное удовлетворение, в них обычно присутствует дух соревнования, нередко игра переходит в драку. Содержание совместной деятельности и собственный успех в ней значат для мальчиков больше, чем наличие индивидуальной симпатии к другим участникам игры. Мальчик выбирает прежде всего интересную игру, в которой он может проявить себя; ради этого он вступает в контакт, даже если партнеры ему не особенно нравятся. Мужское общение, как и весь стиль жизни, скорее предметны и инструментальны, чем экспрессивны.

Мальчики сначала вступают в контакты друг с другом и лишь потом, в ходе игрового или делового взаимодействия, у них складывается положительная установка, появляется духовная тяга друг к другу. Девочки, наоборот, вступают в контакт главным образом с теми, кто им нравится, содержание совместной деятельности для них сравнительно второстепенно. Позже, когда они готовы к любовным играм, их дружба формируется про принципу безопасности: чтобы подруга не увела парня.

Что же касается потребности и способности к самораскрытию, передаче другим более интимной и личностно-значимой информации о себе и своем внутреннем мире, то женщины во всех возрастах превосходят в этом. Мальчики, с их предметным и инструментальным мышлением, придают больше значения соблюдению правил, нарушение которых всегда вызывает в мальчишеской среде конфликт. Девочки в этом вопросе более терпимы, личные отношения для них важнее формальных правил.

Стиль мышления, вероятно, связан с особенностями воспитания. Девочек всюду раньше и последовательнее приучают заботиться о других, в частности о младших детях. Это делает их эмоционально отзывчивыми и вместе с тем более ранимыми. Люди, нуждающиеся в эмоциональной поддержке, значительно чаще ищут ее у женщин, нежели у мужчин, и женщины чутко реагируют на подобные обращения.

Мужчины легче и охотнее женщин раскрываются перед малознакомыми, посторонними людьми, а вот в общении с друзьями степень самораскрытия зависит не столько от пола, сколько от содержания, предмета разговора. Пока речь идет о более или менее «нейтральных» темах, обсуждение которых считается одинаково допустимым для обоих полов, мужчины и женщины одинаково откровенны. Мужской стиль общения, направленный в первую очередь на поддержание социального статуса, «сохранение лица», обязывает человека скрывать свои слабости и подчеркивать достижения и притязания. Женский стиль, напротив, традиционно нацелен на уменьшение социального расстояния и установление психологической близости с другими. Эта нормативная установка заставляет мужчин скрывать такие свои черты и проблемы, которые выглядят «фемининными» (например, застенчивость), что резко снижает степень их возможного самораскрытия.

В целом женщины во всех возрастах описывают дружбу в более психологических терминах, подчеркивая ценности доверия, эмоциональной поддержки и интимности, тогда как мужчины делают акцент па солидарности (товарищество) и взаимопомощи. Эти различия появляются довольно рано и тесно связаны с развитием самосознания.
«Исповедный» характер отношений взрослого человека более дифференцирован, поскольку появляется ряд новых форм общения (любовь, семейные и родительские привязанности и т. д.)

Женщины вообще придают большее значение межличностным отношениям и сообщают подругам о себе более интимную информацию, чем мужчины своим друзьям.
Что значит понимать человека, распределяются по пяти рубрикам:
1) хорошо знать человека;
2) сопереживать, чувствовать то же, что он;
3) иметь с ним общие интересы, думать, как он;
4) помогать ему, быть ему другом;
5) уважать и любить его.

Дружба представляет собой своеобразную школу психологической интимности, которая вначале легче достижима с человеком своего, нежели противоположного, пола. У девушек эта фаза заканчивается раньше, чем у юношей. То, что кажется 15-летним девушкам потребностью в дружбе, фактически уже потребность в любви.

Первые любовные увлечения, особенно у юношей, часто поверхностны, неглубоки и психологически связаны главным образом с потребностью самоутверждения в своей мужской роли. Компания сверстников своего пола остается для многих юношей психологически более значимой. С появлением любви значение и эмоциональный накал дружбы несколько снижаются. Друг становится прежде всего хорошим товарищем.

Любовь дает человеку отраду и защиту против пошлости и жестокости окружающего мира, стремится к полному уничтожению расстояния между любящими, сливая их в единое целое. Напротив, дружба, даже самая интимная, в силу своего духовного характера предполагает некоторую деликатность и сдержанность, сохранение феноменологического расстояния между друзьями. Дружеское Мы представляется менее слитным, допуская определенные расхождения и психологическую дистанцию.

Древние греки разграничивают страстную любовь, жажду обладания любимым существом («эрос») и нежную любовь, потребность в самоотдаче, желание любящего раствориться в любимом («агапе»). Замена любви галантностью неизбежно влечет за собой пресыщение и разочарование. Ритуал надоедает, становится скучной рутиной

«Любовное время» кажется людям быстротекущим, изменчивым, лишенным длительности, это «время, когда забывают о времени», его ритм определяется «биением сердец». «Дружеское время» выглядит более спокойным и однородным. Не так радикально порывая с повседневностью, оно более конструктивно и перспективно.

Сначала дружба выступает как синоним или частный аспект родства. Затем она превращается в самостоятельный институт; роль друга приобретает самодовлеющее социальное значение. Из договорного отношения и социального союза дружба превращается в эмоциональную привязанность, на первый план выходит проблема ее мотивов и соотношения дружбы и любви.

МЕНТАЛИТЕТ И ДРУЖБА

Исследуя тему дружбы, мне удалось заметить ее различие в разных странах, которое, считаю, зависит от менталитета народа, может быть даже социального строя. Принцип «использовал-выбросил», который, лежит сегодня в основе межличностных отношений, не принцип индустриализма вообще, а плоть от плоти капиталистической системы, в которой рабочая сила является товаром. Трагедия не в том, что человека «выбрасывают» быстрее, чем в прошлом веке, а в том, что его вообще рассматривают и используют как вещь. Однако так обстоит дело не везде. Даже в рамках одной и той же капиталистической системы «японская» иерархия ценностей не тождественна «американской». В социалистическом же обществе, где велико ценностное значение групповой солидарности и личные достижения определяются с коллективистских позиций, принцип «успех любой ценой» вызывает моральное осуждение.

Американцы очень доброжелательные люди, вежливы, избегают ссор. Однако присущий им индивидуализм и установка на максимальную личную самостоятельность часто оборачиваются равнодушием к другим. Жестокая повседневная конкуренция затрудняет психологическую интимность, признание собственной слабости. Средний американец охотно жертвует деньги на благотворительные цели, но редко поделится с другом последним. В личных отношениях здесь строже выдерживается психологическая дистанция.

Дружеские отношения тесно переплетаются с семейно-родственными и трудовыми. Но как бы ни были хороши личные отношения на службе, интенсивность (частота) домашнего общения зависит в первую очередь от близости проживания: чем больше расстояние, тем реже встречи. Если затраты времени на дорогу превышают один час, подавляющее большинство (84,6%) опрошенных москвичей видится с друзьями не чаще раза в месяц. Это побуждает жителей большого города особенно ценить хороших соседей. Соседские отношения достаточно персонализированы, строятся преимущественно как обмен разного рода услугами (уход за детьми, бытовая взаимопомощь) и в меньшей степени как обмен информацией (обсуждение политических или местных новостей, разговоры о работе, семейных делах и т.д.).

Дружба сегодня больше, чем когда-либо в прошлом, ассоциируется прежде всего с духовной близостью, потребность в которой принципиально безгранична, ненасыщаема. Каждому человеку хочется, чтобы его любили не за что-то, а ради него самого. Если мы замечаем, что друзья обращаются к нам преимущественно в момент нужды, нам становится обидно. Но мы и сами поступаем так же! С этим связано и представление о «оскудении» дружбы как института.

Реальная потребность в дружеских контактах возникает не так часто и в зависимости от конкретных обстоятельств. Однако это не значит, что в остальное время мы забываем или перестаем любить своих друзей, как и они нас. Дружба просто ждет своего часа. Только наши личные часы не всегда синхронны: актуальная потребность в душевной близости или практической помощи возникает у нас и у наших друзей в разное время, порождая чувство обиды и непонятости. Но так было во все времена!

СТАДИИ ДРУЖБЫ. РАЗРЫВ

Немаловажен и момент своевременности самораскрытия. В большинстве случаев откровенность воспринимается положительно. Но слишком полное или чересчур поспешное самораскрытие, не соответствующее стадии развития личных взаимоотношений или не учитывающее состояния собеседника приемлемого для него уровня диалога, воспринимается как нарушение границ интимности, бесстыдство или попытка вторжения во внутренний мир другого, что побуждает его замкнуться или даже прервать контакт. Иными словами, в дружеском общении всегда необходим такт. Человек, навязывающий другому непрошеную интимность, легко может натолкнуться на отпор:

ДРУЖБА КАК ШКОЛА ЛЮБВИ

Особенно сложен вопрос о различиях в степени индивидуального самораскрытия, психологической интимности и глубины мужской и женской дружбы. Потребность в самораскрытии, по-видимому, одинаково сильна у мужчин и женщин. Но их возможности в этом отношении различны. Традиционное определение мужской роли, обязывающее мужчину быть суровым, сильным, энергичным, несентиментальным и сдержанным, накладывает на него ряд ограничений. Нежность и чувствительность, поощряемые у женщин, вызывают осуждение, когда дело касается мужчин. Это побуждает мужчин к большей эмоциональной сдержанности, препятствуя развитию у них способности к сопереживанию, что делает их отношения с людьми более поверхностными и «предметными». Мужчина, не может вполне раскрыться перед женщиной, считая себя обязанным выступать перед ней в качестве «сильного пола», хотя это далеко не всегда соответствует его индивидуальности. Еще более жесткое табу существует на проявления нежности в отношениях между мужчинами.

Приписывание любимому человеку достоинств, которых у него не находят окружающие, не всегда ошибочно. Многие философы и поэты, говоря о «любовном ослеплении», в то же время считали любовь величайшим средством познания. Подобно тому как физическая слепота, лишая человека зрительных восприятии, обостряет другие органы чувств, любовь, притупляя рассудок, иногда наделяет любящего особым внутренним зрением, которое позволяет ему разглядеть скрытые, потенциальные качества любимого.

Ранее упоминались результаты опроса современных старшеклассников, которые с одной стороны сетовали на отсутствие друга а с другой стороны – утверждали ее ненужность. Если условиться в том, что основной движитель института дружбы есть доверительность, то с позиций сегодняшнего времени наибольшую доверительность и скрытность обеспечивает общение в интернете. Здесь и вопрос предательства решается немного проще (общение с обезличенным собеседником) и правила значительно упрощаются. Здесь не нужно придерживаться неудобных правил, не нужно терпеть, можно безнаказанно озорничать… Но позвольте спросить, тогда о каком социальном институте мы говорим, о какой коллективности? На мой взгляд, интернет свой иллюзией рушит реальную коллективность и строит общество одиноких людей. Дай Бог чтобы я ошибался.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Как переводится?
Adblock
detector