Язык есть средство не выражать готовую мысль а создавать ее сочинение

Философия языка А.А.Потебни (1835-1891)

Философия языка А.А.Потебни (1835-1891)

Потебня занимался историей культуры в широком смысле. «Нельзя сказать какого рода занятия не нужны при объяснении состава, действия и происхождения поэтического произведения… Художественное произведение, как и человек, есть микрокосм». Ненужных знаний, согласно Потебне, не может быть.

Потебня был убежден, что история языка невозможна без истории литературы, так же как история литературы невозможна без учета состояния и особенностей языка.

Огромное влияние на Потебню оказали идеи Гумбольдта, которого он считал «гениальным провозвестником новой теории языка», правда «не вполне освободившегося от оков старой».

Вслед за Гумбольдтом, Потебня подчеркивал деятельностный характер языка. «Язык есть средство не выражать уже готовую мысль, а создавать ее… он не отражение сложившегося миросозерцания, а слагающая его деятельность».

Потебня воспринял идеи Гумбольдта под углом зрения психологизма, господствовавшего в современном ему языкознании. Потебня пытался интерпретировать Гумбольдта с позиций психологизма. Большое влияние на Потебню оказали психологические теории Гербарта и Штейнталя.

Главной проблемой, интересовавшей Потебню на протяжении всей его творческой деятельности, была проблема соотношения языка и мышления.

В этом вопросе Потебня следует положениям психологизма. Лингвистический психологизм утверждает, что все развитие языка обусловлено развитием индивидуального человеческого мышления.

Знания, по Потебне, имеют формы, которые зависят от форм языка. С изменением грамматических разрядов изменяются и разряды мысли. Потебня отстаивал мнение об активной роли языка в становлении научных категорий.

Язык есть не есть средство выражения уже готовой мысли, но есть средство ее создания. Язык – основной способ мышления и познания. Язык – творческая деятельность, организующая мысль.

Область языка не всегда совпадает с областью мысли. В середине человеческого развития мысль может быть связана со словом. Но в начале она не доросла до него, а на высокой степени отвлеченности покидает его, как не удовлетворяющего его требованиям. Умение думать по-человечески, но без слов дается только словом. «Мысль вскормлена словом».

Развитие мышления и языка идет в едином процессе эволюции человека. Развитие одного невозможно без развития другого. Слово не только средство для выражения готовой мысли, оно – способ, прием ее создания и разработки. Язык – это сама мысль. Самое рождение мысли обнаруживает ее органическую связь с языком, зависимость от языка.

Особое внимание Потебня уделяет рассмотрению языка как деятельности, в процессе которой происходит обновление языка, его развитие. В каждом языке потенциально заложены средства обеспечения все новых смысловых возможностей, все новых и новых стилей.

Язык это поток непрерывного индивидуального словесного творчества. Потебню интересовали проблемы речи, он изучал особенности функционирования единиц языка в речи.

Потебня, следуя гумбольдтовской традиции, отмечает, что одного изолированного слова в действительности не бывает. В ней есть только речь.Слово Потебня рассматривает в речи. Действительная жизнь слова совершается в речи. Значение слова реализуется в речи. Изолированное, вырванное из связи, слово мертво, не функционирует, не обнаруживает ни своих лексических, ни формальных свойств, потому что их не имеет. Слово в речи соответствует каждый раз одному акту мысли, а не нескольким. Каждый раз, как произносится или понимается, слово имеет не более одного значения. Мельчайшее изменение в значении слова делает его другим словом. Потебня отвергает многозначность. Это объясняется психологическим подходом ко всем проблемам языка. Явления языка Потебня стремится изучать через посредство изучения явлений индивидуальной психики. Потебня изучает индивидуальные акты речи как неповторимые акты индивидуального духовного творчества.

По Потебне, полное, совершенное понимание невозможно. У каждого свои воспоминания, впечатления, даже, например, связанные с тем, что обозначено словом стол. Каждый новый образ застает в каждой душе другое сочетание прежних восприятий, другие чувства, и в каждой образует другие комбинации.

Мысли говорящего и слушающего сходятся только в слове:

Слово служит средством для сообщения мысли, потому что благодаря слову в слушающем возникает процесс создания мысли, подобный тому, какой происходил ранее в говорящем.

Содержание, воспринимаемое посредством слова, есть мнимоизвестная величина. Думать при слове именно то, что другой, значило бы перестать быть собою и стать другим.

Потебня считал, что первод невозможен без изменения смысла, ибо мысль сама по себе непереводима. Слово одного языка не тождественно слову другого языка, хотя бы они и относились к одному и тому же предмету и явлению.

В каждом слове действие мысли состоит в соположении двух мысленных комплексов:

— вновь познаваемого, ранее неизвестного;

— прежде уже познанного.

Общее между этими двумя комплексами – третья величина придвух сравниваемых – tertium comparationis. Процесс познания – есть процесс сравнивания. Признак, по которому мы в слове обозначаем вновь познаваемое, и называется представлением.

Мысль человека по содержанию есть или образ, или понятие. Средством развития мысли, средством преобразования образа в понятие служит только слово.

При создании слова и в процессе речи и понимания полученное впечатление подвергается новым изменениям, как бы вторично воспринимается. Это вторичное восприятие Потебня называет апперцепцией. Апперцепция наблюдается повсюду там, где данное восприятие объясняется наличным запасом других восприятий. Апперцепция есть участие сильнейших представлений в создании новых мыслей. В качестве примера апперцепции Потебня приводит рассуждение по поводу списка «мертвых душ», купленных Чичиковым, где каждая фамилия и профессия лица вызывает к жизни целую картину.

Слово, по Потебне, состоит из трех элементов:

— знака (представления, признака для наименования);

Потебня объясняет природу слова через внутреннюю форму. В слове есть два содержания:

Слово выражает не всю мысль, которую принимают за его содержание, а только один ее признак. Образ стола, например, может иметь много признаков, но слово стол значит только «простланное» (стл), и поэтому слово стол может обозначать всякие столы, независимо от формы, величины, материала. Это значение, содержащее в себе только один признак, и является обективным содержанием. В субъективном содержании может быть множество признаков.

Внутренняя форма есть отношение мысли к сознанию, ближайшее этимологическое значение. Она показывает, как представляется человеку его собственная мысль. Например, мысль о туче представлялась народу по одному из своих признаков – она вбирает в себя воду и изливает ее (ту –«лить»). Этим можно объяснить, почему в одном и том же языке может быть много слов для обозначения одного и того же предмета и, наоборот, одно слово может обозначать предметы разнородные. (Потебня разграничивает то, что позднее получило название разграничения значения слова (денотата) и его смысла).

Внутренняя форма – центр образа, один из его признаков, преобладающий над всеми остальными. Внутренняя форма – не образ предмета, а образ образа, т.е. представление.

Внутренняя форма может выводиться из его морфологической структуры, но может не быть связана с морфемным строением слова. Однако у носителей языка ассоциативные связи могут еще как-то сохраняться.

Потебня переосмысливает концепцию Гумбольдта о внутренней форме языка. Общее гумбольдтовское понятие внутренней формы языка суживается до более частного понятия внутренней формы слова.

Понятие внутренней формы слова, сформулированное Потебней получило широкое распространение в отечественной лингвистике.

Объективное содержание – это ближайшее значение. Ближайшее значение (субъективное) у каждого различно (лично). Само по себе значение слова неисчерпаемо, но эта неисчерпаемость относится к дальнейшему значению, связанному как с научной, энциклопедической информацией, так и с индивидуальными ассоциациями, разными у разных носителей языка.

Ведению языкознания подлежат лишь ближайшее значение, которое «народно», т.е. совпадает у разных носителей одного и того же языка, стандартно для всех.

Ближайшее значение делится на вещественное (лексическое) и грамматическое, соответственно менее и более формальное. Носителями формального грамматического значения являются: служебные слова и формальные части слов (аффиксы). Потебня считал, что слово формальных языков (=флективных языков) представляется сознанию одним целым. «Вещественное и формальное значение слова составляют один акт мысли».

По вопросу о развитии языка ученый высказал множество интересных мыслей, сохраняющих свое значение и в наше время, особенно если учесть, что некоторые лингвистиы, придерживающиеся позитивистских взглядов, отказывают языку в развитии, а говорят об изменениях в языке.

Потебня критикует мнение о том, что закономерностью развития языка является движение от конкретных представлений к абстрактным. «Трудно себе представить, чтобы тот или иной язык, исторически совершенствуя свои ресурсы для обозначения и выражения абстрактных категорий с помощью грамматики и лексики, вместе с тем утрачивал бы способность обознать и выражать самые конкретные понятия и самые конкретные категории».

Развитие языка Потебня понимал не как его механическое передвижение от одного состояния к другому. Для Потебни развитие языка – это постоянное, хотя нередко и противоречивое движение врперед, к дальнейшему совершенствованию ресурсов и возможностей каждого языка, прежде всего в его синтаксисе, лексике, фразеологии и стилистике. Потебня был сторонником принципа исторического совершенствования языка. Языки исторически совершенствуются во всех сферах их функционирования.

Вопрос о происхождении языка Потебня решал в психологическом плане. Вопрос о происхождении языка является, по Потебне, вопросом о явлениях душевной жизни, предшествующих языку.

Через психологические наблюдения современных процессов речи может быть найден ключ к пониманию того, как эти процессы совершались на заре человечества.

Первые слова человеческого языка Потебня определяет как напоминающие междометия.

Потебня возражает Шлейхеру и другим сторонникам теории о двух периодах в генезисе языка. Согласно этим теориям, языки в исторический период находятся в состоянии распада и омертвления. Потебня отказывался от стадиальных концепций, отвергал концепцию периодов в истории языка.

Потебня занимался изучением исторического развития грамматических форм, стремился выявить его общие закономерности.

Понятие внутренней формы Потебня переносит на произведения искусства. Язык во всем объеме и каждое отдельное слово соответствует искусству. Потебня уделяет большое внимание поэтическим произведениям. Он устанавливает сходство между поэтическим текстом и словом. Слово, сохраняющее представление, или внутреннюю форму,- это образное, поэтическое слово. Такое слово само по себе есть поэтическое произведение. Поэтическое произведение аналогично слову. Разница между словом и поэтическим произведением в большей сложности последнего.

Потебня высказывается о сооотношении прозы и поэзии. Символизм языка может быть назван его поэтичностью, а забвение внутренней формы – прозаичностью. произведение искусства есть сочетание:

— содержания, или идеи;

— внутренней формы, образа, который указывает на это содержание;

— внешней формы, в которой объективируется художественный образ.

Потебня считает, что имеет место постоянная смена поэтического и прозаического мышления. Причиной утраты внутренней формы является расширение значения слова. Расширение значения слова основано на ассоциации. Ассоциации помогают превращению слова или выражения в пословицу или в поэтическое произведение.

Потебня, вслед за Гумбольдтом, утверждает, что поэзия, проза, искусство, наука обретают жизнь в языке и обусловлены языком.

В учении Потебни о художественном слове важное место занимает мханизм «сгущения мысли». Суть этого механизма заключается в том что человеческое сознание, его размеры и возможности ограничены. Сознание напоминает небольшую сцену, и единственный способ обнять мыслью возможно большее количество явлений заключается в том, чтобы «свести разнообразные явления к сравнително небольшому количеству знаков или образов».

Для того, у кого поэтический образ является средоточием 10, 20, 30 отдельных случаев и для кого эти отдельные случаи связаны между собой и образовали отвлеченный вывод, для того поэтический образ содержательне, многозначительнее, чем для того, которому он говорит только то, что заключно в самом образе.

Басни, пословицы сводят множество заключенных в них разнообразных черт к небольшому количеству.

Художествнное произведение является не просто средством выражения уже готовой мысли, а одновременно и способом создания мысли. «Искусство есть язык художника, и как посредством слова нельзя передать другому свою мысль, а можно пробудить в нем его собственную, так нельзя ее сообщить в произведении искусства; поэтому содержание этого последнего (когда оно окончено) развивается уже не в художнике, а в понимающих.

Потебня разграничивал два приема мышления:

Мифическое мышление строит умозаключения на простом сравнении: солнце – колесо, небесная колесница.

Язык науки – высшая ступень прозаического языка. Он оперирует не образами, а значениями (понятиями). В прозаическом слове звуковой комплекс непосредственно сочетается со значением.

В книге «Из записок по русской грамматике» (4 тома) Потебня ставит вопрос об эволюции языка и мышления. Первичными словами, как отмечает Потебня, были междометия, в основе которых лежат чувственные образы.

Вначале устанавливаются категории предмета, затем признака, действия.

Потебня высказал мысль о невозможности сформулировать единое определение предложения, пригодное для всех языков мира во все исторические периоды. История языка, взятого на значительном протяжении времени, должна давть ряд определений предложения.

Потебня стремится установить эволюцию разных типов предложения. Он выделяет две стадии в развитии предложения – древнюю и современную. Современный тип предложения характеризуется преобладанием глагольного элемента. Древний тип был именным.

Потебня критикует взгляды представителей логицизма на соотношение предложения и суждения и утверждает, что грамматическое предложение не параллельно и не тождественно логическому суждению

Потебня отрицательно относился и к пониманию предложения как психологического суждения. Существенным признаком предложения признается наличие в нем спрягаемого глагола.

Потебня соглашался с идеями о связи языка с «духом народа». «Языки различны между собой не одной звуковой формой, но всем строем мысли, выразившимся в них, и всем своим влиянием на последующее развитие народов»

«Язык есть средство понимать самого себя»

Дата добавления: 2015-10-21 ; просмотров: 402 | Нарушение авторских прав

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Как переводится?
Adblock
detector