Язык в меняющемся мире

рассуждение по тексту М. А. Кронгауза (Мир вокруг нас меняется. И язык, который существует в меняющемся мире и не меняется сам, перестаёт выполнять свою функцию. ) (ЕГЭ по русскому)

В современной жизни мы всё чаще используем иностранные слова, которые вливаются в нашу речь из других культур. В тексте М. А. Кронгауза поднимается проблема сохранения чистоты русого языка.

Автор признает, что «язык, который существует в меняющемся мире и не меняется сам, перестает выполнять свою функцию».

М. А. Кронгауз утверждает, что русский язык должен меняться, но на сегодняшний день одновременно существуют самые разные формы иностранных слов правильное написание которых не знают даже лингвисты.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Они «дают взаимоисключающие рекомендации» по произношению таких слов, например, как «риэлтор», «риелтер». Всё это раздражает М. А. Кронгауза.

Автор данного текста пишет, что русский язык необходимо сохранить, а не превратить его в языковой хаос, пустую смесь слов из разных языков.

С мнением автора сложно не согласиться. Наш язык является богатейшим, поэтому он нуждается лишь в немногих, только самых необходимых современных словах.

Поднятая проблема не раз рассматривалась в русской литературе. В стихотворении «Мужество» А. А. Ахматовой есть строчки:

« Но мы сохраним тебя, русская речь,

Великое русское слово.

Свободным и чистым тебя понесём,

И внукам дадим, и от плена спасём

В этом четверостишии Ахматова призывает встать на защиту русской культуры, нашего великого языка, свободного и такого многообразного, сохранить от чуждых ему слов, пришедших из других стран. Таким образом, позиция Ахматовой сходна с мнением Кронгауза.

Вопрос русского языка волновал и И.С. Тургенева. В одном из стихотворений он пишет, что наш язык – это «поддержка и опора», которая помогает в тяжелые для людей дни. «Великий, могучий, правдивый и свободный язык» был дан великому народу. Наша задача – сохранить всю его красоту и образность, не допустить распространения таких иностранных слов, которые имеют аналоги и в русском языке.

Итак, проблема сохранения чистоты нашего языка стоит как никогда остро. Мир непрерывно развивается, современный русский язык развивается вместе с ним. Важно не превратить его в «свалку» из заимствованных слов.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id25124

Источник

Русский язык в меняющемся мире
план-конспект урока (5 класс) на тему

Сценарий библиотечного урока, проводимого в рамках городского фестиваля «Дни русского языка имени Трубачева О.Н.»

Скачать:

Предварительный просмотр:

Предлагаю сценарий проведения библиотечного урока для среднего школьного возраста «Русский язык в меняющемся мире», проводимого в рамках городского фестиваля «Дни русского языка» имени О.Н. Трубачёва».

Цель данного урока – научить детей получать информацию из словарей, ориентироваться в море справочной литературы, дать представления об языковых словарях, закрепить знания учащихся о разделах науки о языке. Заинтересовать учащихся историей возникновения этимологического словаря славянских языков, который создавался под руководством Трубачева О.Н, познакомить с созданием толкового словаря Н.И.Даля.

Оформление: выставка словарей («Словарь русского языка» Ожегова С.И., «Большой толковый словарь русского языка» В.И.Даля, «Детский словарь пословиц и поговорок в картинках», «Пословицы русского народа» сборник Даля В.И., «Пословицы, поговорки и присловья русского народа», «Словарь трудностей русского языка» Розенталя Д.Э, «Школьный орфоэпический словарь» Л.А.Введенской, «Энциклопедический словарь юного литературоведа» Новикова В.И.) и энциклопедий («Языкознание. Русский язык»).

— плакаты: «Русский язык в меняющемся мире», «Не засоряйте русский язык», «Знаете ли вы…», «Десять причин начать читать в семье», с высказываниями великих людей о русском языке, пословиц о русском языке.

Библиотекарь: Ребята, сегодня у нас с вами необычный урок. Он пройдет в форме интеллектуальной викторины. Но д ля начала я предлагаю вам послушать вот это стихотворение:

Слова бывают разные-

То дельные, то праздные.

То честные, правдивые,

То льстивые, фальшивые.

Есть слово – утешения

Есть трезвые и пьяные,

Есть чистые, алмазные,

А есть бесстыдно-грязные.

Одни помогут выпрямить,

Другие – душу вытравить…

В этих стихах точно выражена мысль о богатстве, меткости русского языка. А вот, что сказал о русском языке замечательный прозаик 20века Константин Паустовский: «Нам дан во владение самый богатый, меткий, могучий и поистине волшебный русский язык».

Энциклопедии, словари и справочники – это книги, которые «знают все на свете». Французский философ Вольтер говорил: «Словари – это вселенная в алфавитном порядке».

Все словари делится на два вида:

Энциклопедии, энциклопедические словари бывают универсальные, то есть в ней обо всем, например, «Большая советская энциклопедия» состоит из 30 томов, в ней и про автомобили, и про цветы, и про планеты, и про животных, и про страны и про многое другое. А отраслевые энциклопедии по определенной теме, например, «Полководцы России», «Кто есть кто в мире (биографии известных людей)» (показать книги).

Существуют разные типы языковых словарей: есть словари грамматические, содержащие информацию о морфологических и синтаксических свойствах слова. Словарь иностранных слов, терминологический, диалектизмов, двуязычный, словарь речевых исправлений и трудностей русского языка, словарь синонимов, антонимов, омонимов, паронимов.

Но этот перечень был бы не полон без Толкового словаря.
Настоящей революцией в словарном деле стал «Толковый словарь живого великорусского языка» созданный в середине 19 века Владимиром Ивановичем Далем. Именно в него были включены самые широкие слои лексики.
Составитель этого замечательного словаря и сам был замечательным человеком. Владимир Даль родился в небольшом казачьем городке. По национальности отец его был датчанином, а мать происходила из немецкой семьи. Она дала сыну прекрасное образование. Разносторонний ученый, он занимался этнографией, языковедением, медициной, биологией, был писателем, писал под псевдонимом Казак Луганский.

За свою долгую жизнь Даль много повидал и испытал. Был военным, служил мичманом на флоте. Выйдя в отставку Даль, закончил медицинский факультет и получил ученую степень доктора медицины. Потом воевал и был министерским чиновником. Но все это время Даль собирал материал для своего словаря.

В 1861 г. вышел первый том словаря, «Толковый словарь живого великорусского языка» стал поистине великим событием в истории отечественной науки. Словарь содержал 200 тыс. слов, причем каждое из них проиллюстрировал пословицей, поговоркой, дал примеры, в которых слова чаще всего употребляются. Даль составлял свой труд, опираясь на «устную речь простого русского человека». Он отвергал иностранные слова, старался заменить их русскими. Сейчас такой работой занимаются целые научные центры. Собранного материала оказалось так много, что до конца своей жизни Даль продолжал выпускать сборники «Пословицы и поговорки Русского народа» и печатать циклы статей о народных поверьях и суевериях.
Но в настоящее время многие слова и понятия из словаря Даля уже устарели. Давайте с вами вспомним некоторые из слов, если бы мы употребляли некоторые из этих слов наш язык очень обогатился.

В сентябре традиционно проходит городской фестиваль «Дни русского языка» имени О.Н.Трубачева. Трубачев Олег Николаевич (23.10.1930 Сталинград – 09.03.2002 Москва) – российский лингвист, специалист по сравнительно-историческому языкознанию, славист, лексикограф, этимолог, доктор филологических наук, член корреспондент АН СССР, академик РАН. Награжден медалью «За доблестный труд», орденом «Знак почета», золотой медалью им. И.В.Даля. Трубачев О.Н. был одним из ведущих ученых в области этимологии славянского языка и славянской опомастики. Под его руководством создавался многотомный «Этимологический словарь славянских языков. Прославянский лексический фонд».

Раздел науки о языке, изучающей словарный состав языка, называется лексикологией. В лексикологии изучаются самостоятельные слова с точки зрения их лексического значения, употребления и происхождения.

А теперь давайте проверим чему вы сегодня научились!

Сейчас я буду задавать вам вопросы из области лексикологии. Ваша задача: не только дать правильный ответ, но и проиллюстрировать его примерами.

2. Семь раз отмерь…(Один раз отрежь).

3. Любишь кататься… (Люби и саночки возить).

4. В гостях хорошо…. (А дома лучше).

5. Тише едешь….(Дальше будешь).

6. Не суйся в воду… (Не зная броду).

7. Один за всех…(Все за одного).

8. Глаза боятся…(А руки делают).

9. Без труда… (Не выловишь и рыбку из пруда).

10. Друга ищи, а найдешь …(Береги).

Раздел науки о языке, изучающий устойчивые сочетания слов, называется фразеология. Например: яблоку негде упасть, горе луковое, в пух и прах и т.д. Эти сочетания прочно вошли в нашу речь.

А кто знает, что обозначает выражение «бить баклуши»?

Вариант 1. Ударять по каким-то баклушам.

Вариант: 2. Заниматься пустяками, бездельничать.

В языке случается, что какое-то забытое слово сохраняется только во фразеологизме. Перед нами такой случай. Слово «баклуша» когда-то употреблялось в речи ремесленников –резчиков деревянной посуды. Чтобы сделать, например, ложку, требовалось от бревна отколоть чурку – ее- то и называли баклушей. Заготовлять баклуши (бить) было делом несложным в сравнении с самим вырезанием посуды, поэтому часто его поручали подмастерьям. Постепенно сочетание «бить баклуши» стало синонимом несерьезной, легкой работы и вообще ее отсутствия. Похожие выражения: валять дурака, валять ваньку, лодыря гонять.

В оборотах «совать нос не в свое дело» и «зарубить себе на носу» слово «нос» — это не одно и то же. Что значит слово «нос» в каждом из этих фразеологических оборотов? (В обороте «совать нос не в свое дело» нос — это то, что есть у каждого из нас на лице. А во втором обороте «нос» — это деревянная дощечка, на которой в древние времена делали зарубки для памяти, чаще всего о долгах. Если кому- то долг не был возвращен, говорили, что он «остался с носом», то есть зарубки на дощечке-носе остались, а денежки свои он не получил).

По двум словам нужно отгадать всю пословицу. Приложение 2.

2. Лес-дрова. 5. Язык-дело.

1. Нашла коса на камень.

2. Чем дальше в лес, тем больше дров.

3. Дело мастера боится.

4. Шила в мешке не утаишь.

5. Не спеши языком, торопись делом.

6. Труд человека кормит, а лень портит.

Новые слова, возникающие в языке для обозначения новых явлений в жизни нашей страны, называют неологизмами. Приведите примеры неологизмов, которые появились после 90-х? Пример: приватизация, перестройка, ваучер, брокер, инфляция и т.д.

В конце этой викторины хочется сказать, что изучая русский язык, вы имеете дело с живым, близким вам организмом. Берегите его, не портите, не искажайте, не засоряйте грубыми словами, штампами. Наш язык – это великое сокровище народа, созданное на протяжении многих веков его истории.

По теме: методические разработки, презентации и конспекты

Интегрированный урок по русскому языку и окружающему миру с применением технологии УДЕ. Урок носит развивающий характер, имеет метапредметную направленность, построен на основе деятельностного п.

Данная работа содержит методическую разработку урока, презентацию учителя и учеников по теме : «Русский язык в современном мире.».

Данная разработка урока поможет учителю в подготовке и провдении урока по теме: «Русский язык в современном мире»; а также даст возможность ученикам восполнить пробелы по очень актуальной пробле.

Данный урок предназначен для учеников 11 классе по программе Власенкова.

Разработка содержит презентацию и приложения для групповой работы.

Урок русского языка в 8 классе на тему: «Русский язык в современном мире&quot.

Источник

Русский язык в меняющемся мире

Максим Кронгауз – ученый, доктор филологических наук, профессор Высшей школы экономики, автор научно-популярного бестселлера «Русский язык на грани нервного срыва» (в этом году издательство Corpus выпустило уже четвертое издание книги). Предмет его изучения и экспериментов – современные языковые явления. Мы поговорили с ним о том, как меняется русский язык и можно ли научно определить художественную ценность произведения.

Ridero: Как изменился сам процесс исследований? Появились ли у ученых какие-то новые инструменты и технологии для изучения языковых изменений?

Максим Кронгауз: Да, очень сильно изменилось отношение к научной работе. Я говорю о лингвистике. Скажем, лингвистические статьи 80-х годов прошлого века, когда я начинал, и сегодняшние — совершенно разные. Сегодняшнее исследование не может не содержать эксперимента. Если в 80-е годы было достаточно так называемой интроспекции, то есть опоры на собственную интуицию (лингвист мог писать, что правильно говорить так, неправильно говорить так и это потому-то и потому-то), то сегодня никто не имеет права сказать, что правильно так, а неправильно так — надо провести опрос, надо провести анкетирование, как правило, какие-то еще социальные параметры учесть.

В общем, без эксперимента сегодня работы не существует. Это, конечно, изменило очень сильно облик лингвистики.

R.: Какие эксперименты Вы провели за последнее время?

М. К.: Последняя моя большая работа, книга, а не отдельная статья — это «Словарь языка интернета.ru», и в ней было видно, как инструменты уходят. Это очень странно, потому что когда я писал первую книжку о языке интернета «Самоучитель Олбанского», то был довольно хороший инструмент у «Яндекса» – «Пульс блогосферы». Тогда можно было с помощью этого сервиса понять, когда слово появилось, когда оно стало активно распространяться, проследить историю слова. Затем «Яндекс» стал последовательно ухудшать свои инструменты, «Пульс блогосферы» вообще выкинули. Хотя это был в каком-то смысле аналог того, что имеет сегодня Google для Google Books — для оцифрованных книг у них тоже есть такая система, когда можно посмотреть, в какие времена слово становилось частотнее, в какие исчезало, в какие появлялось. Вот эти все интересные вещи — история слова, выраженная графиком. Такая объективная история слова. Затем «Яндекс» очень сильно ухудшил поиск по блогам. Сегодня фактически ничего нельзя искать, и если бы мы сейчас пытались сделать этот словарь, то он был бы хуже просто потому, что инструмент исчез. Так что на наших глазах за пять лет, к сожалению, мы потеряли несколько хороших сервисов и соответственно потеряли возможность изучать историю слов, появление, взаимоотношения, значения. Потому что значения тоже можно проследить по контекстам, а если мы не можем найти, скажем, как слово употреблялось пять лет назад, то мы уже не можем сравнивать. Так что это некая беда. Изменение работы поисковых систем, явное ухудшение. «Яндекс», объясняя почему это произошло, говорит о том, что они коммерчески невыгодны. Происходит такая коммерциализация этих инструментов, и, собственно, те тонкие инструменты, которые нужны исследователю, выкидываются в первую очередь.

R.: Следите ли Вы за тем, как меняется художественная литература?

М. К.: За художественной литературой в целом следить трудно, потому что она очень разнообразна, и я, скорее, в этой области слежу за отдельными писателями с яркими индивидуальными языковыми стилистическими особенностями. Мне интересно, в частности, и за какими-то произведениями следить, где такие игры происходят. Слежу за Пелевиным, Сорокиным, которые с языком все время что-то делают. Мне очень интересен Алексей Иванов, который в разных произведениях фактически предстает разным человеком, потому что языки его исторических и современных произведений совершенно ничего общего не имеют, и кажется, что они написаны разными писателями. Есть очень интересные из уже не совсем сегодняшних. Скажем, «Лавр» Водолазкина был очень ярким не только с точки зрения содержания и художественной ценности, но и с точки зрения языка, потому что язык был большим подспорьем для раскрытия образа этого Лавра. То есть Водолазкин не стилизовал язык под древнерусский, но очистил его таким образом, чтобы он воспринимался так, и постепенно он наполнялся какими-то современными словами, что показывало изменение времени. Это очень интересно, когда писатель не занимается обычным стилизаторством, а именно в языке отражает ту динамику, которая ему нужна для раскрытия сюжета. Для раскрытия героя в «Лавре» это как раз было.

R.: Как Вы считаете, могут ли лингвисты оценивать художественную ценность произведения, как было у братьев Стругацких в романе «Хромая судьба», где была придумана специальная машина, измеряющая талант писателей?

М.К.: Да, в какой-то момент они это очень хорошо обыграли, но машина же оценивала не художественную ценность на самом деле, а то, кто это купит, кто это прочтет, то, что мы назвали бы сейчас бестселлером. Поэтому я думаю, что художественную ценность бессмысленно оценивать, потому что мы не понимаем, что это такое. Невозможно создать программу, которая будет определять нечто, если мы не знаем, что мы хотим под этим нечто понимать.

Нельзя определять гения, если мы не знаем, что такое гений. Нельзя определять художественную ценность, если мы не знаем, что такое художественная ценность.

А пытаться, чтобы программа определяла потенциальные бестселлеры, — наверное, такую задачу можно поставить.

R.: Недавно вышла книга «Код бестселлера», в которой американские исследователи пропустили через такой алгоритм много-много текстов…

М.К.: Я читал только рецензию на эту книгу. Сама задача заманчива, потому что все хотят добиться успеха, и именно поэтому пользуются популярностью книжки о том, как добиться успеха. Но все эти книжки не являются гарантией. В этом и есть прелесть, что иногда выстреливает что-то неожиданное.

Т о есть можно дать стандартные рекомендации, наверное, можно выпекать какие-нибудь любовные романы, как пирожки, но все-таки и художественная ценность, и в каком-то смысле продаваемость совершенно неожиданны — вот в этом и есть ценность человеческой культуры, что что-то стало бестселлером, и дальше по образцу этого произведения начали писать клоны, дальше это стало шаблоном. Выстреливает что-то не шаблонное, что-то яркое и новое, что не могут предсказать ни человек, ни машина. А дальше оно, в свою очередь, порождает шаблоны.

Есть более простая вещь — многие стараются придумывать популярные мемы, и это не получается, то есть у кого-то получается, но нет абсолютного рецепта, хотя вроде бы мем – вещь более простая, чем роман. Но даже в этом случае довольно трудно. Причем понятно, что в этом заинтересованы и рекламщики, и политики, для которых это просто жизненная необходимость – придумать политический слоган предвыборной кампании, придумать рекламу товара, но не у всех получается. По-прежнему люди придумывают лучше.

В какой-то момент, я думаю, машины будут придумывать не хуже людей, но пока преимущество человека в одном: он может вдруг пойти перпендикулярно процессу и достичь какого-то неожиданного результата.

R.: Следите ли вы за таким явлением как рэп-баттлы? Как Вы считаете, интерес к ним – временный, это мода?

М.К.: Я думаю, что мода, хотя для меня, например, рэп-баттл оказался довольно интересной моделью, потому что я занимаюсь конфликтами, конфликтной коммуникацией, а баттл — это как раз игровая модель конфликта. Его даже нельзя сравнить с дуэлями поэтов, потому что там речь шла о победителе с точки зрения содержания, а здесь действительно стоят два человека, ругают друг друга разными словами и каким-то образом один оказывается более убедительным. Вот это загадочная вещь, и в этом случае было очень интересно, почему Oxxxymiron, более интеллектуальный, более культурный, вроде бы выигрывал все предыдущие баттлы и вдруг проиграл. Здесь очень интересно попытаться найти какие-то коммуникативные лингвистические причины. Мне не очень интересно рассматривать это с точки зрения творчества, что опять же многие пытаются делать и говорят, что Oxxxymiron – наследник классической поэзии, но мне как-то интереснее здесь рассматривать приемы коммуникативной борьбы.

R.: Если про конфликты еще говорить, как Вы считаете, понятие граммар-наци только в русской культуре существует?

М.К.: Нет, конечно, нет. Само слово заимствовано, это английское слово. В английском же языке есть целый ряд так называемых «наци», есть «вики-наци» и так далее. То есть это такой воинствующий борец за что-то. У нас это единственное слово заимствованное, поэтому оно воспринимается как странное, а там фактически «наци» превратилось в такой как бы суффикс со значением «воинствующий борец за что-то». Так что нет, они есть везде. Мне было интересно посмотреть эволюцию граммар-наци и эволюцию отношения к граммар-наци в нашем обществе, потому что сейчас их, скорее, погнали, обозвав троллями, их изгоняют из общения, потому что если раньше был такой всплеск интереса к ним, многие люди оговаривались «Я не граммар-наци, но…», появились сообщества и само слово изначально тоже скорее негативное стало самоназванием, то в конце концов они надоели всем. Потому что любое содержательное общение выливается в разговор об ошибках, и это никому не интересно. Это то, о чем я сказал или упомянул — ошибки уже не волнуют людей. Если ты говоришь по делу, если ты говоришь что-то интересное, то ладно, пиши корова через а, это простится, а когда приходит человек и прерывает интересный разговор тем, что корова пишется через о, то его прогоняют, потому что он неуместен в этой ситуации.

R.: А Вы сами как относитесь к тому, что общая грамотность падает?

М.К. : Грамотность действительно падает, но это же связано с тем, что массы стали писать, при этом это фактически устное общение — мы пишем, но фактически записываем то, что говорим. Поэтому это не может быть грамотно в том смысле, как это было при написании литературных произведений. Это совершенно другое. Отсюда и бедность лексикона, потому что, конечно, наша устная речь гораздо беднее, чем письменная. Так что я просто считаю, что наше общение в интернете надо оценивать по законам устной речи, а не по законам классической литературы или даже эпистолярного жанра.

Разговор о падении нравов — любимый разговор во все эпохи, но он бесперспективен. Даже если это так, то что? Что с этим можно сделать? Оттого что старшее поколение всегда недовольно младшим, младшее не меняется, а сегодня, безусловно, коммуникативным лидером является младшее и уже среднее поколение.

R.: На современной литературе это тоже отражается?

М. К.: Да, писатели слушают эпоху, слушают язык и используют это. Кто-то использует просто, скажем, преподносит роман или рассказ в виде электронной переписки или разговора в социальной сети. Кто-то просто использует стилистику. Это, безусловно, так. Конечно, если бы была жесткая граница, то проблемы бы не было — вот интернет, все остальное – здесь, но в жизни, как и в языке, не работают искусственные ограничения.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Как переводится?
Adblock
detector