Язык в первобытном обществе

Язык в первобытном обществе

Языки первобытно-общинных времен были языками вида Homo sapiens, т.е. они принадлежат тому же классу семиотических систем, что и любой современный язык. Вместе с тем в рамках этой общности языки первобытной поры отличаются удивительным своеобразием. Аналоги некоторым экзотическим чертам первобытных языков могут быть обнаружены в виде остаточных следов и следствий в языках позднейших формаций и в языках так называемых «архаических» социумов в современном мире.

1. Для языкового состояния первобытно-общинной поры характерны множественность и дробность языков в рамках языковой семьи при отсутствии четких границ между языками. На сравнительно небольших пространствах сосуществовало множество родственных языков и диалектов, образующих языковой континуум[92] (языковую непрерывность).

Это такая ситуация, когда два соседних языка очень похожи, близки друг к другу; языки, отстоящие друг от друга через один, похожи менее; через два — еще менее и т. д. (см.: Степанов 1975, 173). Именно такойязыковой ландшафт — диффузный и дробный — застал в 70 — 80-х гг. XIX в. Н. Н. МиклухоМаклай в Новой Гвинее.

«Почти в каждой деревне Берега Маклая — свое наречие. В деревнях, отстоящих на четверть часа ходьбы друг от друга, имеется уже несколько различных слов для обозначения одних и тех же предметов. Жители деревень, находящихся на расстоянии часа ходьбы одна от другой, говорят иногда на столь различных наречиях, что почти не понимают друг друга. Во время моих экскурсий, если они длились больше одного дня, мне требовались два или даже три переводчика, которые должны были переводить один другому вопросы и ответы» (Миклухо-Маклай Н.Н. Путешествия. М.-Л. 1940. Т. 1. С. 243). Переводчиками обычно бывали пожилые мужчины, специально пожившие в соседнем племени, чтобы узнать язык.

Близкая картина наблюдается в современной Африке, Австралии, Океании (см. с. 115 — 116). В условиях языкового континуума нередко трудно определить, чем являются два похожих соседствующих языковых образования: родственными языками или диалектами одного языка (см. с. 94 — 95).

3. Для языков первобытной поры характерно существование групповых подъязыков — мужских, женских, а также юношеских и девичьих в период инициации (иногда в значительной мере тайных). Дело в том, что биологические различия людей по полу определяли общественное разделение труда в значительно большей мере, чем в последующей истории человечества. Мужские и женские языки различались прежде всего словарем. Охотничью или строительную лексику знали только мужчины, а лексику домоводства — женщины. Различия могли касаться также состава фонем: например, до сих пор в некоторых русских говорах только в женской речи наблюдается такназываемое «сладкогласие» — произнесение вместо звука [р] звука [и]: бйат, бейо́за (брат, береза).

С течением времени социальные функции мужчины и женщины медленно, но верно сближались, однако и позже различия между мужской и женской речью во многом сохраняются. Женская речь более консервативна (не случайно диалектологи стремятся наблюдать именно речь женщин, особенно изучая синтаксис). В словаре женщин больше эмоционально-оценочных слов, прежде всего уменьшительно-ласкательных, больше эвфемизмов; в их речи чаще звучат слова с мягкими согласными; для женской фонетики характерно более выразительное участие губ (в сравнении с мужской артикуляцией тех же губных звуков)[93]. В стилистическом плане мужская речь более книжна, чем женская (естественно, при сопоставимости темы и условий общения), сложнее по синтаксису и более насыщена интеллектуально (однако не эмоционально).

4. В XIX — XX вв. исследователей архаических социумов поражало, как много в племенных языках названий для всего конкретного и единичного, что позволяло аборигенам в зримых, слышимых, осязаемых подробностях представлять в речи внешний мир, — и это при заметных лакунах в сфере общих родовых обозначений.

«У них [австралийских аборигенов. — Н. М.] нет общих слов, как дерево, рыба, птица и т. д., но исключительно специфические термины, которые применяются к каждой особой породе дерева, птицы и рыбы». «Австралийцы имеют отдельные имена почти для каждой мельчайшей части человеческого тела: так, например, вместо слова «рука» у них существует много отдельных слов, обозначающих верхнюю часть руки, ее переднюю часть, правую руку, левую руку и т. д.» «В области Замбези каждое возвышение, каждый холм, каждая горка, каждая вершина в цепи имеет свое название, точно так же, как каждый ключ, каждая равнина, каждый луг, каждая часть и каждое место страны. обозначено специальным именем. Оказывается, география примитивного человека гораздо богаче нашей» (цит. по: Выготский, Лурия 1993, 96 — 97).

Характеризуя мыслительные возможности сознания, основанного на языках с изобилием слов конкретной семантики, но с ощутимой нехваткой (в сравнении с европейскими языками) слов с абстрактными и общими значениями, Л. С. Выготский писал: «Язык примитивного человека выражает образы предметов и передает их точно так, как они представляются глазам и ушам. Точное воспроизведение — идеал подобного языка. Такое пластическое, подробное описание представляет и большое преимущество, и большой недостаток примитивного языка. Большое преимущество — потому, что этот язык создает знак почти для каждого конкретного предмета и позволяет примитивному человеку с необычайной точностью иметь в своем распоряжении как бы двойники всех предметов, с которыми он имеет дело. Однако наряду с этим язык бесконечно загружает мышление деталями и подробностями, не перерабатывает данные опыты, воспроизводит их сокращенно, а в той полноте, как они были в действительности» (см. Выготский, Лурия 1993, 98, 100). Сознанию, которое опирается на язык минимально абстрагированный, еще не отвлеченный от наглядной и наивной картины мира язык, трудно вырабатывать обобщающие и абстрактные понятия (представления) и «связывать» их в суждения и умозаключения (см. также с. 166 — 168).

5. Существенная особенность первобытного общения состоит в том, что коммуникация на основе звукового языка включает в себя самое широкое использование языка жестов (к которому в филогенезе Homo sapiens и восходит звуковой язык). «Язык примитивного человека, в сущности говоря, есть двойной язык: с одной стороны, язык слов, с другой — язык жестов» (Выготский, Лурия 1993, 100).

6. Для языков первобытной поры характерно широчайшее табуирование слов и выражений (о природе табу см. с. 24 — 26, 133 — 134). Существовали табу, связанные с охотой, рыболовством; со страхом перед болезнями, смертью; с верой в домовых, в «сглаз», порчу и т. п. Для разных половозрастных групп были свои запреты; свои табу были у девушек и у юношей до брака, у кормящих грудью, у жрецов и шаманов. Следствием табу было исключительно быстрое обновление словаря племенных языков. Вот как описывает эту динамику Дж. Фрэзер:

Отношение к языку как к средству магии (см. с. 24 — 26) характерно в первую очередь именно для первобытных и архаических социумов.

7. Д. С. Лихачев считал характерными для «языкового примитивизма», а также для «атавистической речи» такие черты речи уголовников, как семантическая расплывчатость, диффузность словоупотребления, «нестабилизированность семантики» (Лихачев 1935, 75)[94].

Семантическая диффузность характеризует не только лексику, но и грамматику первобытного или атавистического языка: «Рассматривая деградацию существительного, глагола и междометия в воровском языке, стремящихся слиться друг с другом, мы приходим к предположению, что наиболее примитивным словом было слово, в котором диффузно сливались элементы междометия, существительного и повелительного наклонения, слово, устанавливающее в наличности известный факт и вместе с тем дающее приказание к известному действию. Одновременно это слово было магически и эмоционально заряжено» (с. 91).

В воровской речи Лихачев видел «болезнь языка», с диагнозом «инфантилизм языковых форм», «тенденция к языковому примитиву», «господство пралогического мышления» (с. 94, 93). Вот почему его замечательно глубокий очерк — это концепция не только воровского арго, но и первобытных языков.

Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник

Особенности языковой ситуации в первобытном обществе.

Особенности языковой ситуации в первобытном обществе.

1. Для языкового состояния первобытно-общинной поры харак­терны множественность и дробность языков в рамках языковой се­мьи при отсутствии четких границ между языками. На сравнитель­но небольших пространствах сосуществовало множество родствен­ных языков и диалектов, образующих языковой континуум (языковую непрерывность) – это такая ситуация, когда два соседних языка очень похожи, близки друг к другу; языки, отстоящие друг от друга через один, похожи менее; через два — еще менее и т. д.

2. Для первобытной поры характерно быстрое изменение языков вследствие постоянных и глубоких языковых контактов. В первобытном бесписьменном обществе языковая история протекала бурно. Время существования одного языка могло быть и бывало очень непродолжительным. Не закрепленные в письменной традиции, языки легко забывались.

3. Для языков первобытной поры характерно существование групповых подъязыков — мужских, женских, а также юношеских и девичьих в период инициации (иногда в значительной мере тайных). Мужские и женские языки различались прежде всего словарем. Охотничью или строительную лексику знали только мужчины, а лексику домоводства — женщины. В словаре женщин больше эмоционально-оценочных слов, прежде всего уменьшительно-ласкательных. В стилистическом плане мужская речь сложнее по синтаксису и более насыщена интеллектуально (однако не эмоционально).

4. В XIX — XX вв. исследователей архаических социумов поражало изобилие в племенных языках слов конкретной семантики, но с ощутимой нехваткой (в сравнении с европейскими языками) слов с абстрактными и общими значениями.

5. Существенная особенность первобытного общения состоит в том, что коммуникация на основе звукового языка включает в себя самое широкое использование языка жестов

6. Для языков первобытной поры характерно широчайшее табуирование слов и выражений. Существовали табу, связанные с охотой, рыболовством; со страхом перед болезнями, смертью; с верой в домовых, в «сглаз», порчу и т. п. Для разных половозрастных групп были свои запреты; свои табу были у девушек и у юношей до брака, у кормящих грудью, у жрецов и шаманов. Следствием табу было исключительно быстрое обновление словаря племенных языков.

Языковые ситуации феодальной поры

Возникают первые гос.образования, у народа появляется письменность, возникает частная собственность, углубляется общественное разделение труда, на смену суду старейшин приходят законы и институты власти. Эти процессы воздействовали и на языки.

1. В истории языковых ситуаций феодальная эпоха — это пик диалектных различий, диалектной дробности и обособленности. Так отражается в языке феодальная раздробленность. Вместе с тем в феодальную пору складываются и наддиалектные формы общения (койне). Позже на основе койне формируются народные литературные языки — такие, как хинди, французский, русский.

2. Для языковых ситуаций в средние века характерен особый вид
культурного двуязычия
, которое образуют, с одной стороны, надэтнический язык религий и книжно-письменной культуры (близкой к религиям), а с другой – местный (народный) язык, обслуживающий обиходное общение, в том числе отчасти и письменное.

3. сложная иерархичность и строгая регламентированност книжно-литературного общения. Таковы черты самого феодаль­ного общества – с его сложной и консервативной социальной структурированностью; сложным этикетом отноше­ний между людьми; сложной системой эстетических правил, условностей, приличий.

Просторечие, его противопоставленность другим формам существования. Особенности русского просторечия.

До сих пор не решен вопрос о статусе просторечия. Ф.П. Филин: «Просторечие отличается невысокой степенью структурной организованности (не имеет полной парадигмы ни на одном из языковых уровней)». С.И. Ожегов, Беликов, Крысин считают, что к просторечиям относится речь необразованного или полуобразованного человека, не владеющего национальным языком.

Это результат смешения жаргонов, диалектных смешений. Для просторечий характерна уст. сфера бытования (бытовая сфера). Носители – городские жители старшего поколения. Языковая неоднородность [γ], сев. – южн. чаво, местов, жаргонный приперлись, кореш.

Просторечие – одна из форм национального языка, наряду с диалектной, жаргонной речью и литературным языком; вместе с народными говорами и жаргонами составляет устную некодифицированную сферу общенациональной речевой коммуникации – народно-разговорный язык; имеет наддиалектный характер. Просторечье, в отличие от говоров и жаргонов, – общепонятная для носителей нац. языка речь.

По функциональной роли, по соотношению с лит. яз. П. – самобытная речевая сфера внутри каждого нац. языка. Функционально противопоставленное лит. языку, П., как и лит. яз., коммуникативно значимо для всех национального языка. Имеет специфические особенности и свои особые взаимоотношения с лит. языком.

В просторечии представлены единицы всех языковых уровней; на фоне лит. языка П. выявляется в области ударения, произношения, лексики, фразеологии, словоупотребления. Для просторечия характерны экспрессивно «сниженные» оценочные слова с гаммой оттенков от фамильярности до грубости, которым в лит. языке есть нейтральные синонимы (ср. шарахнуть – ударить, дрыхнуть – спать).

В русском языке П. – исторически сложившаяся речевая система, становление и развитие которой тесно связано с формированием рус. нац. яз. Когда сформировалась и стала функционировать в рамках лит. яз. Разговорная речь, границы просторечия стабилизировались, сложились формы соотношения и взаимодействия П. с лит. языком, в результате чего образовалось литературное просторечие, служащее границей литературного языка с нар.-разг. языком, – особый стилистический пласт слов, фразеологизмов, форм, оборотов речи, объединяемых яркой экспрессивной окраской «сниженности», грубоватости, фамильярности. Норма их употребления состоит в том, что они допускаются в лит. яз. С ограниченными стилистическими заданиями: как средство социально-речевой характеристики персонажей, для «сниженной» в экспрессивном плане характеристики лиц, предметов, событий. В лит. П. входят лишь те речевые элементы, кот. закрепились в лит. языке вследствие их длительного использования в лит. текстах. Состав лит. П. подвижен и постоянно обновляется.

Вопрос № 32.

Билет 35

Понятие о развитии и стабильности языка, о развитии языка и его функционировании. Вопросы о разграничении синхронии и диахронии, статики и динамики.

Билет 36

Общие тенденции развития языков. Темпы языковых изменений, обусловленность их различными факторами.

Вопрос № 37.

Вопрос № 40

Вопрос № 45

Вопрос №46.

Особенности языковой ситуации в первобытном обществе.

1. Для языкового состояния первобытно-общинной поры харак­терны множественность и дробность языков в рамках языковой се­мьи при отсутствии четких границ между языками. На сравнитель­но небольших пространствах сосуществовало множество родствен­ных языков и диалектов, образующих языковой континуум (языковую непрерывность) – это такая ситуация, когда два соседних языка очень похожи, близки друг к другу; языки, отстоящие друг от друга через один, похожи менее; через два — еще менее и т. д.

2. Для первобытной поры характерно быстрое изменение языков вследствие постоянных и глубоких языковых контактов. В первобытном бесписьменном обществе языковая история протекала бурно. Время существования одного языка могло быть и бывало очень непродолжительным. Не закрепленные в письменной традиции, языки легко забывались.

3. Для языков первобытной поры характерно существование групповых подъязыков — мужских, женских, а также юношеских и девичьих в период инициации (иногда в значительной мере тайных). Мужские и женские языки различались прежде всего словарем. Охотничью или строительную лексику знали только мужчины, а лексику домоводства — женщины. В словаре женщин больше эмоционально-оценочных слов, прежде всего уменьшительно-ласкательных. В стилистическом плане мужская речь сложнее по синтаксису и более насыщена интеллектуально (однако не эмоционально).

4. В XIX — XX вв. исследователей архаических социумов поражало изобилие в племенных языках слов конкретной семантики, но с ощутимой нехваткой (в сравнении с европейскими языками) слов с абстрактными и общими значениями.

5. Существенная особенность первобытного общения состоит в том, что коммуникация на основе звукового языка включает в себя самое широкое использование языка жестов

6. Для языков первобытной поры характерно широчайшее табуирование слов и выражений. Существовали табу, связанные с охотой, рыболовством; со страхом перед болезнями, смертью; с верой в домовых, в «сглаз», порчу и т. п. Для разных половозрастных групп были свои запреты; свои табу были у девушек и у юношей до брака, у кормящих грудью, у жрецов и шаманов. Следствием табу было исключительно быстрое обновление словаря племенных языков.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Как переводится?
Adblock
detector