Язык в правовом регулировании

Правовое регулирование как движение информации. Роль языка

Правовое регулирование отличается по своей сути и характеру от других видов регулирования (физического, механического и т.д.). Правовое регулирование не является по своей сути материальным, а осуществляется через сознание и волю людей. Оно носит идеальный характер и в том смысле, что осуществляется с помощью нематериальных средств, а особых идеальных средств, которые воздействуют на сознание субъектов права, формируют их волю в определённом направлении, чтобы вызывать соответствующее поведение.

Субъективное право и юридическая обязанность определяются обычно как мера соответственно дозволенного или должного поведения. Очевидно, что эта мера, носящая идеальный характер. Проще говоря, права и обязанности, сами нормы права – это определенные мысли (идеальные объекты) о должном или дозволенном поведении.

Итак, правовое регулирование носит идеальный характер. Но любой идеальный процесс не может проходить без участия материи. Такой материей является язык как система, состоящая из материальных знаков (графических, звуковых). С помощью языка мысли, идеи материализуются, становятся доступными для других субъектов, обретают собственное, независимое существование от субъектов их создавших.

Идеальные объекты (различного рода мысли) через язык материализуются, объективируются, становятся языковыми высказываниями. Это относится и к правовому регулированию. Без языка правовое регулирование невозможно. Язык опосредствует все стадии, все стороны, все элементы правового регулирования.

Язык многофункционален. Отметим две главные функции.

1. Семантическая функция языка сводится к описанию и объяснению действительности, к предсказанию развития тех или иных процессов, т.е. обслуживает познавательную деятельность человека.

2. Прагматическая функция языка состоит в воздействии на поведение людей. Если первая функция находит выражение в суждение, прагматическая функция осуществляется с помощью таких языковых феноменов, как одобрение, неодобрение, совет, рекомендация, веление, приказ и т.д. К их числу относятся нормы права, дозволения, обязывания, запреты и т.д.

Однако регулирование отношений людей может также осуществляться с помощью знаков искусственного языка, например, знаки дорожного движения, среди которых есть знаки запрещающие, разрешающие, обязывающие (предписывающие), предупреждающие (просто информирующие).

Правовая система – это система прагматическая, преследующая практические цели воздействия на поведение людей, а потому и используются в ней языковые явления прагматического характера: норма, дозволения, обязывания, запреты. Но очевидно, что в правовом регулировании используются и семантическая направленность языка (описание, фиксация и т.д.). Например, при составлении различного рода протоколов по уголовным и административным делам (описание места происшествия, фиксация показаний свидетеля и т.д.), при заключении экспертизы (описание процесса экспертизы и обоснование вывода экспертов) проявляется семантическая функция языка.

В правовом регулировании можно выделить два вида информации: описывающая (дескриптивная) и предписывающая (прескриптивная). Описывающая информация является основой для выработки, создания, информации предписывающей: нормативных актов, индивидуальных правоприменительных решений и др.

К описывающей информации в ходе правотворчества относится информация о состояния дел в той или иной сфере, подлежащей регулированию, информация о состоянии соответствующего законодательства, его реализации, эффективности и т.д. При решении конкретных дел информация о реальных фактах, ситуациях, нормах права которые ложатся в основу решения, и т.д.

В правовом регулировании как движение информации выделяются генераторы правовой информации (субъекты, создающие информацию, законодательные органы, суды и др.) и рецепторы информации (субъекты, воспринимающие информацию). Многие субъекты выступают одновременно и как рецепторы и как генераторы информации. С одной стороны, они воспринимают информацию (все правотворческие и правоприменительные субъекты), перерабатывают её; с другой, на основе этой переработки они выдают новую информацию (нормативные и индивидуальные решения). Таким образом, правовое регулирование, выступая как движение информации (восприятие, переработка, хранение, выдача новой информации), внешне опосредуется языком и системой документирования.

Источник

Правовое регулирование как движение информации. Роль языка

И ЮРИДИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА

ТЕМА 15. ЮРИДИЧЕСКИЕ ДОКУМЕНТЫ

Акты толкования права

Акт толкования права – это такой правовой акт, который содержит разъяснение смысла юридических норм.

Особенности актов толкования права: 1) представляют собой разъяснение смысла юридических норм; 2) содержит конкретизирующие, а не нормативные предписания; 3) не имеют самостоятельного значения и действуют в единстве с теми нормами, которые толкуют; 4) не являются формой и источником права.

Различают следующие виды актов толкования права:

1) в зависимости от видов официального толкования они подразделяются на акты нормативного (аутентичные и легальные) и казуального толкования;

2) в зависимости от органов, дающих толкование, – на акты органов государственной власти, управления, судебных и прокурорских органов и т.п.;

3) в зависимости от предмета правового регулирования – на акты толкования уголовного права, административного, гражданского и т.д.;

4) в зависимости от характера – на материальные процессуальные акты;

5) в зависимости от формы – на указы, постановления, приказы, инструкции и т.д.

6) в зависимости от юридической природы различают интерпретационные акты правотворчества и интерпретационные акты правоприменения.

Правовое регулирование отличается по своей сути и характеру от других видов регулирования (физического, механического и т.д.). Правовое регулирование не является по своей сути материальным, а осуществляется через сознание и волю людей. Оно носит идеальный характер и в том смысле, что осуществляется с помощью нематериальных средств, а особых идеальных средств, которые воздействуют на сознание субъектов права, формируют их волю в определённом направлении, чтобы вызывать соответствующее поведение.

Субъективное право и юридическая обязанность определяются обычно как мера соответственно дозволенного или должного поведения. Очевидно, что эта мера, носящая идеальный характер. Проще говоря, права и обязанности, сами нормы права – это определенные мысли (идеальные объекты) о должном или дозволенном поведении.

Итак, правовое регулирование носит идеальный характер. Но любой идеальный процесс не может проходить без участия материи. Такой материей является язык как система, состоящая из материальных знаков (графических, звуковых). С помощью языка мысли, идеи материализуются, становятся доступными для других субъектов, обретают собственное, независимое существование от субъектов их создавших.

Идеальные объекты (различного рода мысли) через язык материализуются, объективируются, становятся языковыми высказываниями. Это относится и к правовому регулированию. Без языка правовое регулирование невозможно. Язык опосредствует все стадии, все стороны, все элементы правового регулирования.

Язык многофункционален. Отметим две главные функции.

1. Семантическая функция языка сводится к описанию и объяснению действительности, к предсказанию развития тех или иных процессов, т.е. обслуживает познавательную деятельность человека.

2. Прагматическая функция языка состоит в воздействии на поведение людей. Если первая функция находит выражение в суждение, прагматическая функция осуществляется с помощью таких языковых феноменов, как одобрение, неодобрение, совет, рекомендация, веление, приказ и т.д. К их числу относятся нормы права, дозволения, обязывания, запреты и т.д.

Однако регулирование отношений людей может также осуществляться с помощью знаков искусственного языка, например, знаки дорожного движения, среди которых есть знаки запрещающие, разрешающие, обязывающие (предписывающие), предупреждающие (просто информирующие).

Правовая система – это система прагматическая, преследующая практические цели воздействия на поведение людей, а потому и используются в ней языковые явления прагматического характера: норма, дозволения, обязывания, запреты. Но очевидно, что в правовом регулировании используются и семантическая направленность языка (описание, фиксация и т.д.). Например, при составлении различного рода протоколов по уголовным и административным делам (описание места происшествия, фиксация показаний свидетеля и т.д.), при заключении экспертизы (описание процесса экспертизы и обоснование вывода экспертов) проявляется семантическая функция языка.

В правовом регулировании можно выделить два вида информации: описывающая (дескриптивная) и предписывающая (прескриптивная). Описывающая информация является основой для выработки, создания, информации предписывающей: нормативных актов, индивидуальных правоприменительных решений и др.

К описывающей информации в ходе правотворчества относится информация о состояния дел в той или иной сфере, подлежащей регулированию, информация о состоянии соответствующего законодательства, его реализации, эффективности и т.д. При решении конкретных дел информация о реальных фактах, ситуациях, нормах права которые ложатся в основу решения, и т.д.

В правовом регулировании как движение информации выделяются генераторы правовой информации (субъекты, создающие информацию, законодательные органы, суды и др.) и рецепторы информации (субъекты, воспринимающие информацию). Многие субъекты выступают одновременно и как рецепторы и как генераторы информации. С одной стороны, они воспринимают информацию (все правотворческие и правоприменительные субъекты), перерабатывают её; с другой, на основе этой переработки они выдают новую информацию (нормативные и индивидуальные решения). Таким образом, правовое регулирование, выступая как движение информации (восприятие, переработка, хранение, выдача новой информации), внешне опосредуется языком и системой документирования.

Дата добавления: 2014-12-10 ; Просмотров: 336 ; Нарушение авторских прав?

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Источник

§ 3. Роль языка в правовом регулировании

Идеальные объекты с помощью языка обретают материальную форму, становятся доступными для восприятия лиц, участвующих в правовом регулировании. Язык не только делает идеальные объекты как средства правового регулирования воспринимаемыми, но и придает им объективность и независимость от участников правового регулирования. Такие объекты обретают самостоятельность и в определенной мере независимость даже от генераторов, более того, заставляют этих генераторов учитывать существование данных объектов. Например, законодатель связан действующими нормами, судья — вступившими в законную силу решениями, сторона в договоре — заключенным договором и т. п. Эти идеальные объекты, материализованные в языке, являются объективно реальными и независимыми от субъектов — так называемых рецепторов правовой информации, которая представляет собой единство знаковой формы (языка как носителя информации) и содержания информации (идеальных мысленных объектов).

Таким образом, идеальные объекты как средства правового регулирования выступают в единстве мысли и знака как логико-языковые феномены.

Из того что идеальные объекты как средства правового регулирования существуют лишь в языковом виде, можно сделать вывод, что без языка нет и не может быть правового регулирования. В качестве языка выступают естественный язык соответствующего народа, если говорить о внутригосударственном регулировании, и естественные языки разных народов в регулировании международных отношений.

Символические, искусственные языки (например, символический язык знаков дорожного движения, символический язык для ввода правовой информации в память кибер- нетических машин) имеют в этом регулировании второстепенное, вспомогательное значение и не могут заменять естественные языки.

Тот факт, что средства правового регулирования, элементы правовой системы обретают реальность только в языковой форме, подтверждает их идеальный характер. Совокупность данных идеальных объектов и составляет особый юридический мир, в котором отражается мир реальных общественных отношений и который особым юридическим способом воздействует на реальный мир, стремясь «творить» его по своему идеальному «образу и подобию».

Именно в этом и состоит основное назначение идеальных объектов юридического характера. Правовая система («юридический мир») регулирует отношения в реальном мире. Функция отражения подчинена здесь функции воздействия на реальный мир. Правовая система и ее элементы призваны служить не целям познания социальной действительности, но практическим целям регулирования этой действительности путем воздействия на сознание и волю человека, а через них — на его поведение и в конечном счете на социальные отношения.

Право в целом, как и основные элементы правовой системы, не обладает гносеологическими функциями, но выполняет функции прагматического характера. Можно говорить лишь об их определенном познавательном значении как источнике конкретной информации.

Функциональная особенность правовой системы оказывает существенное влияние на отбор логико-языковых феноменов, которые ею используются.

Заметим, что в современном языкознании прагматические аспекты языка отграничиваются от других аспектов — синтаксического, сигматического и, что особенно важно здесь подчеркнуть, от семантического, который в большей степени тяготеет к познавательной деятельности. Г. Клаус, посвятивший одну из своих работ прагматическим аспектам языка, отмечает, что «всякое пренебрежение различием между семантическим и прагматическим аспектами с необ- ходимостью вызывает ошибки и недоразумения и неминуемо ведет к субъективистским и идеалистическим воззрениям»18. Языковые знаки (слова, предложения и т. д.) что-то обозначают, называют (сигматический аспект), имеют определенный смысл (семантический аспект), находятся в определенных связях с другими знаками (синтаксический аспект) и благодаря этим своим качествам служат средством коммуникации, с их помощью люди обмениваются мыслями. Но это не единственное назначение знаков, они также воздействуют на людей, вызывают у них определенную психическую реакцию, склоняют к какому-либо поведению, оценкам и т. п. Знак может «информировать, вводить в заблуждение, вдохновлять других, давать им приказы, запрещать что-либо, просить о помощи и т. д. Речь идет, стало быть, о том, чтобы каким-то образом управлять с помощью знаков другими системами»19. Г. Клаус отмечает, что согласно теории Ч. Морриса знаки помогают информировать, задавать оценки, вызывать определенные ответные реакции, систематизировать и организовывать20.

С точки зрения теории информации и семиотики правовая система — это, бесспорно, знаковая система. Все указанные Моррисом возможности знаков, их функции присущи в разной мере и элементам правовой системы. Она призвана нести информацию, чтобы на основе этой информации производить оценку человеческим действиям, вызывать определенное поведение людей (как реакцию на информацию) и в конечном счете организовывать общественные отношения.

Правовая система как система прагматическая, имеющая чисто практические цели, использует для воздействия на поведение людей главным образом те логико-языковые феномены, в которых проявляется прагматическая функция языка. К языковым выражениям прагматического назначения относятся одобрение, неодобрение, признание, отказ, оценка, приказ, обещание, просьба, обращение, реше- ние, намерение, заявление, осуждение, оправдание, норма, фикция, презумпция, метафора и т. д.21

Большинство из указанных феноменов так или иначе участвуют в правовом регулировании, входят в состав правовой системы, с их помощью и оказывается регулирующее воздействие на поведение людей.

«С точки зрения семиотики, — отмечает Г. Клаус, — описание, предсказание, объяснение относятся к области теоретико-познавательной семантики, а одобрение, неодобрение, приказ и т. д. — к области прагматики. К этой последней относятся также языки морали, права и т. д.»22.

На фундаментальное значение разграничения функций языка указывают и многие другие авторы. Выдвигая тезис о том, что в правовом регулировании важную роль играют логико-языковые феномены прагматического характера, нельзя, конечно, отрицать значение в правовом регулировании элементов описания, обоснования, предсказания и, следовательно, соответствующих им логических и языковых форм (суждений, описательных предложений и проч.).

В юридической науке и практике используются самые разные логико-языковые феномены семантического и прагматического оттенков. Нередко неправильно трактуются логико-языковая, гносеологическая и прагматическая природа языковых средств, их роль и т. д. Задача настоящего исследования состоит в том, чтобы подвергнуть анализу эти феномены, отграничить их друг от друга, показать их назначение.

Если бросить беглый взгляд на «юридический мир» и соотнести его идеальные объекты со стадиями правового регулирования, то получим следующую картину. На стадии правотворчества в ходе создания и обоснования юридических норм законодатель оперирует различными идеальными объектами: суждениями о реальности и состоянии законодательства, рекомендациями науки, различными (моральными, утилитарно-инструментальными) оценками целей, состояния законодательства и т. п. Ре- зультатами правотворческой деятельности выступают новые идеальные объекты — нормы права.

Наиболее обширный «мир» идеальных объектов в ходе регулирования складывается на следующей стадии — возникновения прав и обязанностей. В качестве идеальных объектов здесь выступают некоторые юридические факты, а именно те, которые создаются как средство индивидуального регулирования. Сюда относятся сделки, договоры, индивидуальные правоприменительные решения.

Возникновение прав и обязанностей часто невозможно (согласно закону) без правоприменительного решения. Однако в ходе вынесения такого решения создаются, обосновываются идеальные объекты, которые, в свою очередь, являются основаниями решения. В качестве идеальных объектов выступают прежде всего доказательственные факты как мысли, которые служат средством обоснования других фактов — мыслей, отражающих реальные юридические факты и оказывающих влияние на вынесение решения. Само решение, как уже отмечено выше, также представляет собой идеальный объект, выступающий в качестве средства индивидуального регулирования.

В ходе применения права мышлением создаются и такие идеальные объекты (суждения), в которых отражаются содержание, сфера действия, оценки норм права и фактов, имеющих юридическое значение.

Наконец, сами’субъективные права и юридические обязанности конкретных субъектов суть идеальные мысленные объекты.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Как переводится?
Adblock
detector