Язык в социальном контексте

Язык в социальном контексте (прагматическое использование речи)

Дети, у которых грамматика и словарный запас уже развиты, могут иметь проблемы в социальном общении.

На правила ведения беседы не обращают внимания, пока они не нарушаются. Когда же они нарушены, кажется, что-то не так, но не всегда ясно, что именно. Правила общения включают умения начать и завершить разговор, поддержать тему или сменить ее, заполнить возникшую паузу, сообщив, что вы чего-то не поняли. Например, никто не начнет беседу с фразы: «Мне это действительно нравится». Сначала вы поздороваетесь и сообщите, о чем пойдет речь. Например, «Привет, Салли, как дела? Я как раз думал о книге, которую вчера закончил. Она мне действительно понравилась». А после того, как вам сообщат о каких-то переживаниях, никто не говорит сразу: «Пока», нужен хотя бы мостик: «Мне так жаль это слышать, но, в самом деле, мне пора идти». Специалисты языка и речи рассматривают беседу как игру в теннис: один подает, а другой отбивает. В беседе цель состоит в том, чтобы «продержать мяч в воздухе на протяжении нескольких передач». Дети младшего возраста с нарушением речи зависят в разговоре от партнера и не в состоянии взять на себя его роль. «Мяч у них часто падает» они могут упорно повторять предложения или задавать неподходящие вопросы, делать неуместные замечания. В этом случае взрослый помогает отвечать и уводит ребенка от неверных высказываний.

Взрослый: Я посмотрел вчера отличное кино.

Ребенок: (не реагирует)

Взрослый: Что бы ты мог спросить меня?

Ребенок: Сколько минут шло кино?

Взрослый: Это глупый вопрос, спроси что-нибудь еще.

Задавая такие вопросы, можно улучшить разговорные навыки ребенка. Заявите тему (как в образце), а потом помогайте ребенку, поддерживая или расширяя тему подходящими вопросами или дополнительной информацией.

Взрослый: Я слишком много съел на празднике.

Ребенок: (нет реакции)

Взрослый: А что ты можешь сказать?

Ребенок: Я ел не очень много.

Важно помнить, что дети, умеющие произносить многосложные фразы, еще не всегда могут правильно использовать их в речи. Это могут быть эхоподобные фразы, слова не к месту. Эхолалия может быть использована, чтобы ребенок высказался в свою очередь в диалоге, для утвердительных (подтверждающих ответов), с другими конструктивными целями. Родитель может назвать слово или два или визуальную опору, чтобы ребенок воспроизвел новый ответ, не эхоподобный, или предоставить упрощенную модель того, что ребенок намерен сказать. Говорить соответствующие вещи – важный прагматический навык. Если я говорю, что встретил твоего отца в аэропорту, а ты отвечаешь, что любишь арахисовое масло, это неуместно. Если я говорю, что видел лучшего друга на вокзале, а ты спрашиваешь, сколько пуговиц на его пиджаке, это не относящийся к теме вопрос. Реагируйте так: «Это глупо. Что еще ты можешь сказать/спросить?» Если ребенок не знает, что сказать, моделируйте его реплику и пробуйте сначала.

Если дети упорно продолжают говорить одно и то же, обрывайте их: «Это глупый разговор, давай поговорим о чем-нибудь еще».

Не пропускайте незамеченными ошибки. Если ребенок часто путает слова и перекладывает на вас задачу понимания, останавливайте и переспрашивайте, что он имел в виду, если он сам не может исправить ошибку, моделируйте вы. «Кто ударил Джейка на площадке? Кто это сказал: Тед или женщина?»

Когда ребенок смотрит на полку и говорит: «Я хочу это», спросите: «Что именно?» Так вы дадите ему понять, что произошел сбой в беседе. Ему будет нелегко восстановить ход разговора, т.к. его запас ограничен. Чаще повторяйте: «Скажи больше». Или создавайте опоры: например, вы предлагаете: «Красную?» Ребенок: «Да, красную». Вы: «Коробку?» Ребенок: «Да, коробку. Я хочу красную коробку». Ваш ребенок также должен научиться давать вам понять, когда он не понимает, что вы имеете в виду. (См. описание игр далее).

Иногда у детей отсутствуют необходимые в речи связки, как в следующем примере:

Ребенок: Синий.
Взрослый: Синий?
Ребенок: Красный.
Правильно было бы сказать: «Да. Я хотел сказать красный».

Функциональность речи

Дети могут говорить относительно полными предложениями, но использовать речь в ограниченных сферах. Например, просьбы часто бывают первыми навыками прагматической речи, а комментарии поначалу используются ограниченно. Более сложные прагматические функции включают умения убеждать и договариваться. Другие сферы применения речи: приветствия, ответы, протесты, повествования, ссылки, предсказания, объяснения, шутки. Многие дети испытывают трудности в этих сферах.

Описательную речь специалисты называют референтной коммуникацией. Развивать ее помогают барьерные игры. Один человек описывает картинку, невидимую слушателем с тем, чтобы слушающий смог воссоздать или узнать картинку по свою сторону барьера. Придумайте маленькую перегородку, чтобы друг другу не было видно, какая там картинка. Эта игра помогает детям быть активными слушателями и ловить информацию. Они должны ясно выражать свои мысли и запрашивать о дополнительной информации, если что-то непонятно. Когда вы в магазине выбираете пирожное можно тоже попросить ребенка точно описать, какое именно пирожное он хочет.

Другая игра «Расскажи историю». Для нее научите ребенка таким связям в тексте как поэтому, а потом, но. Помогайте придумать или описать сюжет, место действия, связи и несколько слов о развитии действий. Сюжеты можно найти из жизни: о том, как ходили на пляж, день, проведенный в парке. Картинки по-прежнему могут служить опорами, как и моделирование.

Попробуйте применять речь и для так называемых проблемных заданий. Например, дать объяснение или предсказание. Когда вы читаете ребенку, смотрите с ним видео, спросите: «Как ты думаешь, почему мужчина так сказал?», «Почему им не следует туда ходить?», или «Как ты думаешь, что он теперь сделает?», а в другом случае: «Что же нам делать с этой проблемой?»

Учите сравнивать и противопоставлять. Хотя бы на кухне, когда ребенок помогает вам, можно сравнивать овощи.

Учите понимать и неполные предложения. Если, войдя в комнату, он не закрыл дверь, скажите: «Дверь». А когда вы говорите: «У меня в горле пересохло», ─ ребенку следует догадаться, что вы просите пить.

Иногда дети не обращают внимания на жесты, мимику, язык тела, который сопровождает речь. Утрируя их, привлекайте его внимание, чтобы он понимал не только буквальный смысл слов. Следите, чтобы при общении и ребенок использовал эти же невербальные элементы.

Использование юмора в речи – тоже прагматический навык. Наденьте смешную шляпу и скажите: «Я выгляжу как клоун». Потом пусть ребенок наденет эту шляпу и скажет, как он выглядит. Вы можете пошутить: «Мартин, я живу в Мексике!» ─ посмотрите на него с улыбкой: «Да нет. Это шутка. Я живу в России, а где живешь ты?» Попытайтесь, чтобы и ребенок шутил. Убедитесь, что он понимает, что это лишь шутки и может об этом сказать: «Я всего лишь шучу». Так можно пройтись, дурачась по всему дому.

Источник

Язык в социальном контексте (прагматическое использование речи)

Дети, у которых грамматика и словарный запас уже развиты, могут иметь проблемы в социальном общении.

На правила ведения беседы не обращают внимания, пока они не нарушаются. Когда же они нарушены, кажется, что-то не так, но не всегда ясно, что именно. Правила общения включают умения начать и завершить разговор, поддержать тему или сменить ее, заполнить возникшую паузу, сообщив, что вы чего-то не поняли. Например, никто не начнет беседу с фразы: «Мне это действительно нравится». Сначала вы поздороваетесь и сообщите, о чем пойдет речь. Например, «Привет, Салли, как дела? Я как раз думал о книге, которую вчера закончил. Она мне действительно понравилась». А после того, как вам сообщат о каких-то переживаниях, никто не говорит сразу: «Пока», нужен хотя бы мостик: «Мне так жаль это слышать, но, в самом деле, мне пора идти». Специалисты языка и речи рассматривают беседу как игру в теннис: один подает, а другой отбивает. В беседе цель состоит в том, чтобы «продержать мяч в воздухе на протяжении нескольких передач». Дети младшего возраста с нарушением речи зависят в разговоре от партнера и не в состоянии взять на себя его роль. «Мяч у них часто падает» они могут упорно повторять предложения или задавать неподходящие вопросы, делать неуместные замечания. В этом случае взрослый помогает отвечать и уводит ребенка от неверных высказываний.

Взрослый: Я посмотрел вчера отличное кино.

Ребенок: (не реагирует)

Взрослый: Что бы ты мог спросить меня?

Ребенок: Сколько минут шло кино?

Взрослый: Это глупый вопрос, спроси что-нибудь еще.

Задавая такие вопросы, можно улучшить разговорные навыки ребенка. Заявите тему (как в образце), а потом помогайте ребенку, поддерживая или расширяя тему подходящими вопросами или дополнительной информацией.

Взрослый: Я слишком много съел на празднике.

Ребенок: (нет реакции)

Взрослый: А что ты можешь сказать?

Ребенок: Я ел не очень много.

Важно помнить, что дети, умеющие произносить многосложные фразы, еще не всегда могут правильно использовать их в речи. Это могут быть эхоподобные фразы, слова не к месту. Эхолалия может быть использована, чтобы ребенок высказался в свою очередь в диалоге, для утвердительных (подтверждающих ответов), с другими конструктивными целями. Родитель может назвать слово или два или визуальную опору, чтобы ребенок воспроизвел новый ответ, не эхоподобный, или предоставить упрощенную модель того, что ребенок намерен сказать. Говорить соответствующие вещи – важный прагматический навык. Если я говорю, что встретил твоего отца в аэропорту, а ты отвечаешь, что любишь арахисовое масло, это неуместно. Если я говорю, что видел лучшего друга на вокзале, а ты спрашиваешь, сколько пуговиц на его пиджаке, это не относящийся к теме вопрос. Реагируйте так: «Это глупо. Что еще ты можешь сказать/спросить?» Если ребенок не знает, что сказать, моделируйте его реплику и пробуйте сначала.

Если дети упорно продолжают говорить одно и то же, обрывайте их: «Это глупый разговор, давай поговорим о чем-нибудь еще».

Не пропускайте незамеченными ошибки. Если ребенок часто путает слова и перекладывает на вас задачу понимания, останавливайте и переспрашивайте, что он имел в виду, если он сам не может исправить ошибку, моделируйте вы. «Кто ударил Джейка на площадке? Кто это сказал: Тед или женщина?»

Когда ребенок смотрит на полку и говорит: «Я хочу это», спросите: «Что именно?» Так вы дадите ему понять, что произошел сбой в беседе. Ему будет нелегко восстановить ход разговора, т.к. его запас ограничен. Чаще повторяйте: «Скажи больше». Или создавайте опоры: например, вы предлагаете: «Красную?» Ребенок: «Да, красную». Вы: «Коробку?» Ребенок: «Да, коробку. Я хочу красную коробку». Ваш ребенок также должен научиться давать вам понять, когда он не понимает, что вы имеете в виду. (См. описание игр далее).

Иногда у детей отсутствуют необходимые в речи связки, как в следующем примере:

Ребенок: Синий.
Взрослый: Синий?
Ребенок: Красный.
Правильно было бы сказать: «Да. Я хотел сказать красный».

Функциональность речи

Дети могут говорить относительно полными предложениями, но использовать речь в ограниченных сферах. Например, просьбы часто бывают первыми навыками прагматической речи, а комментарии поначалу используются ограниченно. Более сложные прагматические функции включают умения убеждать и договариваться. Другие сферы применения речи: приветствия, ответы, протесты, повествования, ссылки, предсказания, объяснения, шутки. Многие дети испытывают трудности в этих сферах.

Описательную речь специалисты называют референтной коммуникацией. Развивать ее помогают барьерные игры. Один человек описывает картинку, невидимую слушателем с тем, чтобы слушающий смог воссоздать или узнать картинку по свою сторону барьера. Придумайте маленькую перегородку, чтобы друг другу не было видно, какая там картинка. Эта игра помогает детям быть активными слушателями и ловить информацию. Они должны ясно выражать свои мысли и запрашивать о дополнительной информации, если что-то непонятно. Когда вы в магазине выбираете пирожное можно тоже попросить ребенка точно описать, какое именно пирожное он хочет.

Другая игра «Расскажи историю». Для нее научите ребенка таким связям в тексте как поэтому, а потом, но. Помогайте придумать или описать сюжет, место действия, связи и несколько слов о развитии действий. Сюжеты можно найти из жизни: о том, как ходили на пляж, день, проведенный в парке. Картинки по-прежнему могут служить опорами, как и моделирование.

Попробуйте применять речь и для так называемых проблемных заданий. Например, дать объяснение или предсказание. Когда вы читаете ребенку, смотрите с ним видео, спросите: «Как ты думаешь, почему мужчина так сказал?», «Почему им не следует туда ходить?», или «Как ты думаешь, что он теперь сделает?», а в другом случае: «Что же нам делать с этой проблемой?»

Учите сравнивать и противопоставлять. Хотя бы на кухне, когда ребенок помогает вам, можно сравнивать овощи.

Учите понимать и неполные предложения. Если, войдя в комнату, он не закрыл дверь, скажите: «Дверь». А когда вы говорите: «У меня в горле пересохло», ─ ребенку следует догадаться, что вы просите пить.

Иногда дети не обращают внимания на жесты, мимику, язык тела, который сопровождает речь. Утрируя их, привлекайте его внимание, чтобы он понимал не только буквальный смысл слов. Следите, чтобы при общении и ребенок использовал эти же невербальные элементы.

Использование юмора в речи – тоже прагматический навык. Наденьте смешную шляпу и скажите: «Я выгляжу как клоун». Потом пусть ребенок наденет эту шляпу и скажет, как он выглядит. Вы можете пошутить: «Мартин, я живу в Мексике!» ─ посмотрите на него с улыбкой: «Да нет. Это шутка. Я живу в России, а где живешь ты?» Попытайтесь, чтобы и ребенок шутил. Убедитесь, что он понимает, что это лишь шутки и может об этом сказать: «Я всего лишь шучу». Так можно пройтись, дурачась по всему дому.

Источник

Язык в социальном контексте

Язык возникает, развивается и существует как коллективное достояние. Его основное назначение заключается в том, чтобы обеспечить общение между членами соци­ального коллектива, а также функционирование коллективной памяти этого сообщества.

Общество — это не просто множество человеческих инди­видов, а система разнообразных отношений между людьми, при­надлежащими к тем или иным социальным, профессиональным, половым и возрастным, этническим, этнографическим, конфессиональным группам, к той этносоциокультурной среде, где каж­дый индивид занимает своё определённое место и в силу этого выступает носителем определённого общественного статуса, со­циальных функций и ролей, как личность. Индивид как член общества может быть идентифицирован на основе большого коли­чества отношений, которые его связывают с другими индивида­ми.

Язык выполняет в обществе следующие социальные функции:

1) коммуникативная / информативная (осуществляемые в актах межличностной и массовой коммуникации передача и по­лучение сообщений в форме языковых / вербальных высказыва­ний, обмен информацией между людьми как участниками актов языковой коммуникации);

2) познавательная / когнитивная (обработка и хранение зна­ний в памяти индивида и общества, формирование концептуаль­ной и языковой картины мира),

3) интерпретативная / толковательная (раскрытие глубинно­го смысла воспринятых языковых высказываний / текстов);

4) регулятивная / социативная / интерактивная (языковое взаимодействие коммуникантов, имеющее целью обмен комму­никативными ролями, утверждение своего коммуникативного лидерства, воздействие друг на друга, организация успешного обмена информацией благодаря соблюдению коммуникативных постулатов и принципов);

5) контактоустанавливающая / фатическая (установление и поддержание коммуникативного взаимодействия);

6) эмоционально-экспрессивная (выражение своих эмоций, чувств, настроений, психологических установок, отношения к партнёрам по коммуникации и предмету общения);

7) эстетическая (создание художественных произведений);

8) магическая / «заклинательная» (использование в религиозном ритуале, в практике заклинателей, экстрасенсов и т.п.);

9) этнокультурная (объединение в единое целое представителей данного этноса как носителей одного и того же языка в ка­честве родного);

10) метаязыковая / метаречевая (передача сообщений о фак­тах самого языка и речевых актах на нём).

Язык и общество — одна из центральных проблем современной лингвистики, данная проблема формируется на базе более частных: общественный характер возникновения, развития и функционирования языка; природа его связей с обществом; социальная дифференциация языка в соответствии с разделением общества на классы, слои и группы; социальные различия в использовании языка в связи с многообразными сферами его применения; взаимоотношения языков в дву- и многоязычных обществах; условия приобрете­ния одним из языков функций средства межнационального общения; формы сознательного воздействия общества на язык.

Проблемы влияния общества на язык начали рассматривать еще античные философы. Однако о становлении социолингвистики как науки можно говорить начиная с XIX века. Первым сугубо социолингвистическим исследованием принято считать книгу П. Лафарга «Язык и революция» («Французский язык до и после революции», 1894 г.), в ней социальные варианты французского языка («аристократического Версаля» и «буржуазного Парижа») конца XVIII — начала XIX в. объяснялись социальными и политически­ми причинами, вызвавшими французскую революцию 1789 года. Французский литературный язык того времени интенсивно отра­жал происходящие в обществе изменения не только в лексике, но и в грамматике.

1) Язык существует лишь постольку, поскольку есть общество, и человеческие общества не могли бы существовать без языка». Соответственно Мейе относил и саму лингвистику к социальным наукам, откуда логично следовал вывод, что одной из задач языкознания должно стать установление взаимоотношений между структурой общества и структурой языка, с одной стороны, и отражений изменений первого во втором – с другой.

2) «Реконструкция не восстанавливает язык таким, каким он был в жизни; никакая реконструкция не сможет представить “общий язык” таким, каким он был в живой речи. Восстановление Шлейхером индоевропейского праязыка при помощи исторически засвидетельствованных языков этого семейства было гениальным нововведением; но составление текста на этом реконструированном праязыке было грубой ошибкой. Сравнение дает систему сопоставлений, на основании которой можно построить историю языковой семьи; однако это сравнение не дает нам реального языка со всеми присущими ему выразительными средствами».

Отечественное языкознание, начиная с М. В. Ломоносова, в лице своих лучших представителей всегда рассматривало язык как социальное явление, неразрывно связанное с обществом. Определяющим был тезис о тесной связи истории языка и истории общества.

Ф. И. Буслаев понимал язык не только как выражение «мыслительности народной», но и всего быта, нравов, преданий народа. Намеченная Ф. И. Буслаевым традиция изучения языка в связи с историей народа была в дальнейшем развита А. А. Потебней, А. А. Шахматовым и др. Благодаря указанному подходу были заложены основы современной науки — лингвокультурологии. Более глубокое исследование социальной природы языка в на­шем языкознании связывается с именем И. А. Бодуэна де Куртенэ. Он указывал на социальную природу индивидуальных речевых актов, но и в очень оригинальной форме выдвинул идею социальной дифференциации языка.

Интерес к социолингвистической проблематике в отечественном языкознании особенно обостряется в послереволюционные годы – в первой трети XX века. На конкретном материале были показаны те изменения в лексике, которые вызываются крупными социальными явлениями, изменения, находящие отражение в различных классах общества. Был в принципе решен вопрос о причинах и условиях образования национальных языков, поставлена проблема изучения языка города с его различными социальными разновидностями, отличающими его от местных говоров и литературного языка.

В результате сформулировалась основная проблематика отечественной социолингвистики:

1) исследование природы языка как социального явления;

2) роль и место языка в общественном развитии;

3) разработка методов социолингвистических исследований;

4) выяснение роли социальных факторов в развитии языка;

5) изучение социальной дифференциальной языка;

6) исследование проблем развития общественных функций языка;

7) гендерные проблемы.

На развитие языка влияют как внутренние (обусловленные системой языка), так и внешние (в частности — социальные) факторы. Социальные факторы, как правило, воздействуют на язык не прямо, а опосредованно (наиболее непосредственное отражение социальные изменения получают лишь в лексике); они могут ускорять или замедлять ход языковой эволюции, но не могут изменять ее направление (Е. Д. Поливанов).

Формы влияния общества на язык:

1) Социальная дифференциация языка, обусловленная социальной неоднородностью общества. Такова дифференциация многих современных развитых национальных языков на территориальные и социальные диалекты, выделение литературного языка как социально и функционально наиболее значимого языкового образования, существование в некоторых обществах «мужского» и «женского» вариантов языка и т. п.

2) Обусловленность использования языковых средств социальными характеристиками носителей языка (возрастом, уровнем образованности, профессией и др.), социальными ролями участников коммуникации, ситуацией общения. Поскольку сферы использования языка многообразны и специфичны (ср. науку, СМИ, быт), в языке вырабатываются функциональные стили — свидетельство зависимости языка от потребностей общества.

3) Языковая жизнь многоязычных обществ. Изучаются отношения между обществом и функционирующими в нем языками, взаимоотношения различных языков, процессы, связанные с выдвижением одного из языков на роль государственного языка, средства межнационального общения, приобретение некоторыми языками статуса международных языков.

4) Языковая политика — сознательное, целенаправленное воздействие общества и его институтов на функционирование языка в различных сферах его применения. В последнее время к сфере языковой политики стали относить совокупность политических и административных мероприятий, направленных на придание языковому развитию желаемого направления.

Речевая деятельность, т. е. процесс говорения и понимания, имеет 2 стороны: индивидуально-психическую и объективно-социальную. Речевая деятельность — коммуникативный акт. Он имеет сложный характер, так как включает в себя не только взаимоотношения собеседников, но и восприятие ими обстановки речи, языка и передаваемой информации.

Социальная обусловленность речевого акта и речевой деятельности проявляется в следующем:

1) Речевая деятельность и речевой акт предполагают наличие типовых речевых ситуаций и контекста культуры, которые являются общими для всех говорящих или группы говорящих. Структура речевого акта предполагает не отдельного говорящего, а типового говорящего. Непременным компонентом речевого акта и речевой деятельности говорящего является реальный язык и общая структура содержания информации, они социальны, так как принадлежат обществу. В языкознании эта проблема оформилась в теорию речевых жанров.

2) Социальная природа речевого акта и речевой способности состоит в социальной обусловленности активности речевой деятельности говорящего. Люди говорят не для того, чтобы воспроизводить или демонстрировать свои речевые способности, как делают, например, попугаи, а для того, чтобы передать внеязыковую информацию. Люди используют средства языка для выражения своих мыслей, чувств, волеизъявлений, и эта социально обусловленная информация воздействует на слушателя (или читателя).

3) Говорящие не могут безразлично относиться к форме выражения своих мыслей и чувств, к сохранению и изменению языковой нормы.

Речевая деятельность является составной частью социальной деятельности человека и всего общества, для которого язык служит орудием развития.

Язык есть необходимое условие возникновения этнической общности. Народность формируется прежде всего как языковая группа, поэтому названия народа и языка совпадают. Этнографический характер языка связан с так называемым чувством родного языка, поскольку у всех народов язык тесно соотнесен с национальным самосознанием.

У каждого народа существуют свои ассоциации образного мышления, составляющие национальную специфику. А оно базируется всегда на родном языке.

Взаимоотношения языка и этноса обусловили возникновение этнолингвистики.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Как переводится?
Adblock
detector